Вынужденная остановка в пути

Мой брат геолог, работает в Сибири, часто звал нас с женой к себе погостить, расписывал тамошние красоты. Мы с Валентиной к этому времени обзавелись машиной и в отпуск, отправив детей к родителям жены, решили рвануть к брату на автомобиле, заодно мир посмотреть. Ехали с ночевками без происшествий, а потом совершенно в глухом месте на лесной дороге я врезался лоб в лоб в машину с навозом. Жена отделалась царапинами и ушибами, а у меня тяжелое сотрясение мозга, перелом руки и ноги. Вызвали скорую помощь, долго ждали ее, потом меня загипсовали и сказали, что везти меня далеко не следует из-за сотрясения мозга, нужен покой дней на двадцать, иначе могут быть серьезные последствия. Предложили довезти до ближайшей деревни. Там нам посоветовали дом, где могут принять на постой.
— У них там народу много, но хата большая, поместитесь, — сказала местная жительница.

Приехали, быстро договорились с хозяевами, вернее с хозяйкой, поскольку хозяин был на работе. За умеренную плату нам был обеспечен стол и дом. Изба была большая, с русской печью, и вся состояла из одной большой комнаты. Со стороны печки ситцевыми занавесками были отделены две кровати, в зале стоял большой стол и два дивана. У хозяев было два сына семнадцати и пятнадцати лет. Они помогли перенести меня и уложить на один из диванов.
— Ты, болезный, разместишься здесь на диване, тут тебя обихаживать сподручней, — распорядилась хозяйка Зинаида Петровна, — а ты, милка, будешь спать вон на той кровати за занавеской, там и вещи разложишь. А ребята на одном диване поспят, разложат его, места хватит.

Меня еще раз подняли, чтобы застелить постель, потом уложили и стали раздевать. Некоторые вещи пришлось разрезать, потому что их невозможно было снять. Димка и Ромка активно помогали в этом. Фельдшер сказала, что завтра приедет нас навестить и привезет утку и судно, потому что вставать мне было нельзя. Постепенно все утряслось, пришел хозяин, Михаил Тихонович, познакомились и все кроме меня сели ужинать. Меня потом Валя отдельно покормила, поскольку мне с одной рукой было не справиться. Посмотрели телевизор и стали укладываться спать. Ребята побрыкались на своем диване, потом затихли. За занавесками, где легли хозяева, раздался скрип кровати. Ребята поднялись и стали в проем между занавесками наблюдать за родителями. Хозяйка все громче стонала, кровать ходила ходуном со скрипами и стуками.
— Ой, спускаю, — закричала Зинаида, — быстрей еби, мама, мамочка.
— Все, спустил, — сказал старший Димка, и ребята пошли на диван.

Читайте еще историю:  Двоюродная сестра и я

Через час они поднялись и, крадучись, направились за занавеску, где спала моя жена.
— Тихо, будешь шуметь, хуже будет, — послышался шепот.

Потом заскрипела кровать, на которой спала моя жена. Она долго скрипела, слышны были тихие стоны моей жены, потом скрип прекратился и после короткого перерыва возобновился опять. Жена опять застонала. Минут через десять братья также крадучись вернулись на диван. Утром они куда-то исчезли, Валя вышла из-за своей занавески и стала жаловаться Зинаиде.
— Зин, твои оболтусы меня ночью изнасиловали.
— Да я слышала, озорники они, любят пошалить. Да и понять их надо, молодые, ебаться хочется. Ты прости их. Оно может и к лучшему, а то твой Саша еще не скоро тебе вставит.
— Называется, пожаловалась, — в сердцах сказала жена, — а где эти паразиты, я им сама все выскажу.
— Они теперь только к вечеру будут, в район уехали на лошади.

К обеду приехала скорая помощь, привезли утку и судно. Фельдшерица проинструктировала Валю, как за мной надо ухаживать.
— Каждый день мыть надо всего мокрой тряпочкой, а то пролежни будут. Принесите теплой воды и тряпку, я покажу.

Я лежал под простыней без трусов. Валя с Зинаидой принесли воду и тряпки. Фельдшерица откинула простыню и, не обращая внимания на мои мужские достоинства, стала протирать меня мокрой тряпкой.
— Спереди сами сообразите, давайте его с боков и сзади протрем. Осторожно поворачиваем на один бок, не полностью, только чтобы руку просунуть. Вот так, сейчас я протру. Теперь на другой бок, все, порядочек.

У меня неожиданно встал столбом член.
— Вот это тоже не порядок, напряжение надо снимать, это способствует хорошему сну и вообще выздоровлению, особенно при сотрясении мозга.
— А как его снимать? – В растерянности спросила Валя.
— Ты маленькая что ли? Все-таки замужняя баба. Подрочи или встань над ним на коленки и садись на хуй, а потом опустись на руки и двигай жопой. Поняла или показать?
— Покажите, пожалуйста.

Читайте еще историю:  Мой первый раз

Фельдшерица сняла трусы, залезла на меня сверху, вставила в себя мой хуй, направила его в себя, потом опустилась на руки и стала нанизываться на него, я тихонько помогал ей снизу.
— Я сейчас тоже спущу, — сказала фельдшерица, — все какое-никакое удовольствие. Подходит, миленький потяни чуток, я спускаю.

Она застонала, я тоже спустил.
— Поняла или мне каждый день приезжать за этим? – Спросила она Валю.
— Я попробую.
— Попробуй, я дня через два приеду, проверю. Выздоравливай, — улыбнулась она мне, — может еще поебемся.

На обед приехал Михаил. Зинаида ему рассказала, как фельдшерица снимала у меня напряжение.
— Пойдем, покажешь, — сказал он и направился за занавеску.

Раздались уже привычные скрипы кровати и вопли Зинаиды. Вечером мы все поужинали, а братья вернулись поздно и поели отдельно. Опять телевизор и спать. Хозяевам, видимо хватило дневного сеанса, они уснули без кроватного скрипа, а братьям не спалось. Они опять на цыпочках прокрались к Валентине и заскрипели кроватью. Жена застонала, но, мне показалось, не от отчаяния, а от удовольствия.

К обеду пришел какой-то мужчина. Зина сказала, что это муж ее младшей сестры, которая недавно умерла. Михаил и дети ушли на работу, а мужик остался, и они с Зинаидой пошли за занавеску. Раздался знакомый скрип, стуки и вопли Зинаиды. Потом она вышла и занялась делами по хозяйству.
— Пойду, покурю, — сказал мужчина и вышел на улицу.

Минут через сорок он вернулся, кивнул Зинаиде на занавеску и прошел туда, она нырнула за ним. Опять скрип и вопли, только после этого мужик ушел.
— Жалко его, — сказала Зинаида, — приходит вот иногда, а что делать.

После этого Валя с Зиной стали меня мыть. У меня, видимо, уже рефлекторно встал член.
— Ну, что, Валентина, давай, успокаивай своего мужа, а то я успокою, — предложила Зинаида, водя рукой вдоль моего стержня.

Валя без трусов забралась на диван и нанизалась на член. У нее хорошо все получилось, и я расслабился. Зинаида, наблюдавшая за процессом, тоже осталась довольна.
— А притворялась целкой, ты ебливая.

В пятницу приехала фельдшерица.
— Как у вас дела, посвежел больной. Как размагничиваетесь-то, дрочите или как я показывала?
— Вы хорошо научили, спасибо Вам, — поблагодарила Валя.
— Так значит, я зря ехала, думала, чужачка схвачу.
— Да, пожалуйста, я еще поучусь у Вас.
— Вот это правильно, — сказала фельдшерица, снимая трусы.

Читайте еще историю:  Папа моей подруги

Она нанизалась на член, и мы очень профессионально совершили с ней медицинский половой акт как обязательную процедуру при моем заболевании.
— Мне понравилось, я как-нибудь еще приеду, поправляйтесь.

Вечером заведенным порядком Михаил ебал Зину, а потом братья ебали мою жену. В субботу праздновали какой-то престольный праздник. К вечеру собрались гости, сели на улице, позвали Валентину. Сначала пили за погоду, за мир во всем мире, потом пели песни и плясали под гармошку. Михаил с какой-то бабой прошел за занавеску, еще одна пара, заглянув к ним, прошли к Валиной кровати. Раздался скрип кроватей и громкие стоны женщин. Когда они ушли, пришла Зинаида с каким-то мужиком, а какой-то здоровенный парень, повел пьяненькую Валентину на ее кровать. Опять скрипели кровати. Валя больше не выходила, зато к ней по очереди приходили еще три мужика, потом ночью ее, как всегда, посетили братья. Утром она с трудом поднялась и первую половину дня ходила в раскоряку. Теперь, то один, то другой из вчерашних мужиков навещали нас днем и уединялись с моей женой за занавеской. Они скрипели кроватью, а Валентина стонала с каждым разом громче. Когда меня мыли после праздника, Валентина не смогла взобраться на диван и собралась подрочить мне.
— Что он, пионер что ли? – Возмутилась Зинаида. — Давай я на него сяду.

Она очень умело провела сеанс и предложила ежедневно проводить эту процедуру. Валя согласилась. Мужики разнесли весть, что здесь городская здорово ебется, и к нам зачастили какие-то незнакомые мужчины, которые без возражений тащили Валю в кровать. Через двадцать дней мы связались с моим братом по телефону, и он прислал за нами газик. Нас провожала вся деревня, мужики искренне просили Валю приезжать еще, она обещала всем, но больше мы там никогда не были. Я поправился после аварии, а Валя излечилась от излишней скромности, даже стыдливости, она стала смело идти на контакт с мужчинами, но я узнавал об этом стороной от «доброжелателей». Все это не имело никакого значения, потому что более надежной боевой подруги мне не найти.

Оставьте комментарий