Падение Кати. Часть 1

Кате было 36 лет. Грязноватая блондинка, с большой задницей и грудью второго размера, ростом 162 см. , весом 75 кг. , с короткими ногами, глаза небольшие на выкате, нос картошкой, рот большой с пухлыми губами, кроме того с детства она имела плохие зубы и уже к 20 годам треть её зубов были под коронками. В общем, как говорили о ней мужики, «полное уебище».
Девственность Катя потеряла в 14 лет, в нетрезвом состоянии, с двумя парнями 16 лет, во время дня рождения одного из одноклассников. Неожиданно для себя девушка от неумелого изнасилования двух пьяных подростков получила сильное удовлетворение и первый раз в жизни дважды кончила. Поэтому она не сказала родителям об изнасиловании, а сама через день подошла к поимевшим её парням и предложила ебать её и дальше, на что пацаны радостно согласились. Заполучив в свое полное распоряжение малолетку, парни почти ежедневно ебали её, при этом они по своему привязались к ней, покупали ей сладости, дешевые украшения, косметику, купили ей новое платье и туфли. Парни водили её в кино, на танцы, защищали на улице от местных хулиганов.

Во время секса молодые любовники ласкали её, давали Кати возможность получить удовлетворение, но при этом не терпели ни каких отказов в своих желаниях, они перепробовали с ней все виды секса, и даже пару раз мочились на свою голую игрушку. При этом чисто инстинктивно почувствовав склонность Кати к подчинению они обучая её приемам секса свободно отпускали ей оплеухи, пинки и если Катя делала что, то не так, или же недостаточно старательно исполняла их приказы. Более того, они разработали специальный ритуал прощания, который постоянно должен был напоминать Кати её место. Когда они уходили от Кати после ебли, она должна была голой стать с широко раздвинутыми ногами, с руками за головой, выпнутой вперед пизденкой и открытым ртом и парни по очереди смачно плевали ей в рот и пинали ногой по пизде, а Катя охая от боли после пинков, кланялась и благодарила своих любовников за ласку. Такая связь длилась почти полтора года и заложила в Кате те своеобразные сексуальные пристрастия, которые впоследствии круто изменили её жизнь.
В результате секса со своими любовниками Катя в 15 с половиной лет забеременела, но поскольку она до последнего боялась признаться родителям аборт был очень поздний, и она лишилась возможности иметь детей. В техникуме куда она поступила она из за свей невзрачной внешности не вызывала интереса у парней, что было для Кати особенно ужасно, так как рано начатая половая жизнь развила в ней сильную чувственность и ей постоянно хотелось секса. Если в техникуме или потом на работе в заводской бухгалтерии ей удавалось иногда вступать связь с мужчинами, то это получалось у нее в основном в случайных компаниях, когда находящиеся в подпитии мужики уже особенно не обращали внимание на внешность своих случайных подружек. Ни какая связь Кати не длилась более двух-трех недель.

И вот в жизни Кати случился период когда в её жизни почти четыре месяца подряд не было секса. Катя плохо стала, ей постоянно снились «влажные» сны, после которых она просыпалась вся измученная, на работе она стала невнимательной и раздражительной и несколько раз беспричинно ругалась в коллегами.
Как то вечером на задержалась на работе вместе с ней на работе задержалась заместитель главного бухгалтера одинокая женщина лет 45 по имени Мария с ничем не примечательной внешностью. Она уже неделю как то странно поглядывала на Катю и теперь вдруг неожиданно сказала- Ну, что подруга приперло, давно не ебалась.
Вы что себе позволяете! –возмутилась Катя, одновременно крайне смутившись от того, что коллега точно угадала её состояние.
— -Да ладно подруга, отвечала её женщина я сама через это прошла, лучше расскажи, давно у тебя не было секса?
— Уже четыре месяца –непроизвольно ответила катя и в вдруг неожиданно для себя громко разрыдалась. Марина придвинулась к Кате ласково обняла её за плечи и Катя глотая слезы сама неожиданно рассказала женщине о своих сексуальных проблемах.
Марина выслушала признания Кати и понимающе сказала – Да приперло тебя, ну если уж совсем не в терпеж придеться идти в кафешку. В какую кафешку?- спросила Катя. Ты что не знаешь-Нет-ответила Катя.
Ну, понимаешь, – сказала Марина, – есть одно такое место. Далеко отсюда, на окраине. Туда приходят такие женщины, как мы. Она оборвала себя и умолкла. – Какие женщины? – глядя на коллегу, спросила Катя. – Какие – такие, как мы– Одинокие женщины, – выдохнула Марина. – Которые хотят. У которых нет знакомых мужчин. Которым уже так невмоготу, что все равно. Она с вызовом посмотрела Катю и искусственно засмеялась
На окраине города, в стороне от шумных магистралей стоит дешевая «стекляшка». Там разливают пиво и вино, продают засушенную пиццу и прочие дешевые закуски. Но не в еде и питье там сила: в эту стекляшку со всего города стягиваются одинокие женщины, готовые предложить себя любому-всякому. Которые от своего одиночества и отчаяния уже дошли до того, что им больше не стыдно. А где есть предложение, там есть и спрос. Там собираются такие мужчины, которые понимают, что с женщинами можно не церемониться. Знают, что с ними любая пойдет, стоит им только поманить.
Любая? – переспросила Катя, внезапно почувствовав, как от волнения сел у нее голос и заныло внизу живота. – Любая с любым? С тем, кто позовет? Марина кивнула. – Да там особо не поломаешься, – сказала она. – Одна телка заартачилась, не пошла с двумя парнями, которые ее выбрали, так знаешь, что с ней сделали? Марина округлила глаза и почти шепотом сообщила:– После закрытия этой кафешки поймали на пустыре и так избили, что она на больничный попала. Сначала оттрахали ее толстой палкой во все дырки, а потом зубы выбили. И бросили на пустыре…– А дальше что? – не выдержала Катя, потому что пауза затянулась. – Что-что, – протянула Марина. – Пришлось телке зубы себе вставлять, и дырки залечивать – ее здорово раскурочили. Только через три месяца снова появилась. Теперь шелковая стала, – Марина хрипло засмеялась, но глаза ее бегали, и лицо было испуганным. – Она вернулась в эту кафешку? – ужаснулась Катя. – После всего этого?– А куда денешься, – пожала плечами Марина. – Другого ведь места нет. Куда она пойдет в свои сорок пять лет, да с ее фигурой? Зато теперь, как увидит тех парней, сразу встает и руки по швам – ждет, не позовут ли ее. Но они больше ее не хотят.
Вернувшись домой Катя всю ночь думала о том, что ей рассказала Марина и на следующий день решилась пойти в это кафе и попробовать найти себе мужчину.

Готовясь к походу в кафе Катя приготовилась и оделась как ей посоветовала её знакомая Приняла душ, начисто побрила лобок и пизду. Сделала очистительную клизму. Ногти на руках и ногах ярко накрасила красным. Черной тушью выделила тонкие черные брови, обвела глаза и губы по контуру. Полные чувственные губки накрасила яркой красной помадой. Свои волосы убрала в два хвоста на резинках по обе стороны головы, чтобы «мужику было за что держаться когда он будет ебать тебя в рот»- как посоветовала ей подруга. Полные ягодицы Катя спрятала в короткую, узенькую черную юбку, на тело надела красную блузку с низким вырезом, так что бы хорошо видеть половины её грудей. Трусы и лифчик Катя не одела «что бы не заставлять ждать и не раздражать ими мужика когда он захочет её ебать, как опять же посоветовала ей её новая знакомая. , так же она не стала одевать чулок, на ноги одела туфли на высоком каблуке. Когда после всего этого она посмотрела на себя в зеркало оттуда на неё глянула девка на которой большими буквами было написано «конченная блядь». На такую у мужиков должно обязательно встать подумала Катя глядя на себя в зеркало. Вечером она заказала такси, которое отвезло её на окраину города где находилось известная ей кафешка. Высаживая её из машины таксист видимо поняв цель её поездки ухмыльнулся и произнес- Счастливо поебаться.
В кафешке оказался свободный столик в самом углу, Катя села там и заказала бутылку вина и рюмку водки. Водку она выпила сама, что бы немного успокоиться, а вино приготовила, чтобы угостить своего будущего кавалера.

Катя со сдерживаемым волнением огляделась. За столиками по одной или по двое сидели женщины. Все разного возраста – от двадцати пяти до пятидесяти. Тут могли бы быть матери с дочерями. Подумав об этом, Катя невольно усмехнулась. А почему бы и нет? И в двадцать пять и в пятьдесят лет одинаково хочется отдаться мужчине. Большинство женщин пили вино или пиво и нервно курили, оглядываясь по сторонам. В центре зала была небольшая площадка, где под грохочущую музыку несколько женщин танцевали. Они старательно делали вид, что не обращают внимания на происходящее вокруг и танцуют друг с дружкой, но пылающие щеки и преувеличенно-старательное раскачивание бедрами говорили об обратном – девушки явно демонстрировали себя. – Неужели они все без трусиков? – подумала Катя. – Неужели все, как и я, пришли сюда с голыми попами? Всю дорогу от дома Кате было не по себе оттого, что она без трусов, что голые ляжки и ягодицы трутся под юбкой. Неужели здесь все такие? Мужчины сидели возле стойки, а иногда прохаживались по залу, оглядывая сидящих женщин или даже присаживаясь к ним за столик. Вдруг она увидела то, о чем говорила Марина, и во что она так до конца и не верила
Катя вся в напряжении уже часа два сидела кафе, ощущая на себе оценивающие взгляды мужчин. осматривающих её, в ожидании того что её выберут. Катя все время находилась в напряжении и, конечно, возбудилась, вечер подходил к концу, а её никто не выбрал – так обидно. Других уже всех разобрали, и они уже трахаются где-то, а ей предстоит выходить на улицу возбужденной, мокрой ни с чем домой тащиться. И вот перед самым закрытием к ней подсел мужчина.
Мужик был высокий и крупный, просто как бык, в нем гораздо больше ста килограммов, на вид ему было лет 45. Он напрямик сказал, Кате, что ему нравятся полноватые женщины, с широкими бедрами, с крупными ляжками. Крепкие, как рабочие кобылки. Катя спросила его: «Вы считаете меня кобылкой?». А он засмеялся и сказал на это, что у неё классная задница. Мужик сказал –меня зовут Николаем, я шофер дальнобойщик, в этом городе проездом. Раз в неделю привозит сюда груз, день ждет пока его фуру разгружают и загружают в обратную дорог и едет домой. Катя представилась и сказала, что работает в бухгалтерии. А дальше Николай просто протянул руку к бедру Кати и совершенно бесцеремонно засунул руку ей под юбку и спокойно стал щупать ей ляжку. Катя и Николай выпили бутылку вина, а потом Николай дождался, пока официантка уберет посуду, и вдруг посмотрел Кате прямо в глаза и сказал: «Покажи грудь. Видя замешательство Кати, Николай подсел к ней нпоближе и положил руку на ее грудь. Сначала погладил, потом нащупал сосок и пальцами как бы невзначай сжал его, слегка покрутил. Катя сидела вся багровая от выпитого и от смущения. Она чувствовала свою слабость и растерянность перед этим напористым мужчиной. Он сам расстегнул ей верхние пуговицы блузки, и потребовал снова:– Покажи грудь. А поскольку Катя растерянно молчала и стеснялась, пояснил:– Никто не видит из зала. Давай, вывали грудь из блузки.

Читайте еще историю:  Зятек

Трясущимися руками, поминутно оглядываясь, Катя расстегнула блузку и тяжелые белые груди мгновенно оказались в руках у Никалая. Поиграв с сосками и заставив их затвердеть, он удовлетворенно цокнул языком:– Теперь юбку задери- продолжил Николай. Как? – совершенно смутившись прошептала Катя. — Приподнимись и задери юбку до пупа …Опустив пылающее лицо и скрыв его упавшими волосами, Катя приподнялась на стуле и вспотевшими от волнения руками закатила юбку, в ужасом понимая что мужчина сейчас увидит, что на ней нет трусов.. Мокрые пальцы плохо слушались, лицо горело от возбуждения. Николай продолжал мять ее грудь, играя с соском, отчего у Кати перехватывало дыхание. – Да не бойся ты, – снисходительно произнес у нее над ухом мужчина. – Задери еще немного, все равно под столом никто не увидит. Рука мужчины сразу легла на её пизденку, а палец Николая уже вовсю шуровал в ее влажной пещерке. – Побрилась шлюшка, молодец, – прошептал ей на ухо Николай Люблю, когда у женщин там все выбрито догола, потому, что когда шлюха вся выбритая наголо, она знает свое место.
Эй, идет официантка. Ну-ка, сиськи прикрой. Подошла официантка, мужчина заказал ей кофе и попросил принести счет. Катерина сидела, не в силах поднять глаза, переживая свое падение: она остро ощущала, как сидит со скатанной на животе юбкой, голой попкой на стуле кафе, судорожно стискивая рукой края расстегнутой блузки Когда официантка отошла, он снова засунул в Катю пальцы, и довел до оргазма прямо за столиком. Катя сидела, раздвинув голые ляжки, и кончала под снисходительным взглядом мужчины. Кончина Кати брызнула прямо на руку Николая он засмеялся. а потом вытащил руку, вытер пальцы о салфетку и встал. Сказал, что у него еще дела намечены на вечер, и времени больше нет. Мужчина отсчитал деньги по счету, аккуратно положил их на столик. Кате, нервно приводила себя в порядок – она дрожащими после оргазма руками расправила юбку, заправляла груди в блузку и застегнула её, поправляла волосы.

А теперь пошли в гостиницу- скомандовал мужчина. Наискосок от кафешки стоял дешевый придорожный мотель, представлявший собой двухэтажное здание без вывески и с облупившейся штукатуркой. Внутри это оказалась небольшая гостиница, специально предназначенная для интимных встреч. Катерина слышала о существовании таких заведений, но впервые увидела своими глазами. В холле на первом этаже за стойкой сидел чернявый парень лет двадцати с небольшим. Был он одет в майку и джинсы, свисающие с тощего зада. Его карие глаза нагло и пытливо оглядели ее. – Вам комнату? – спросил он у Николая. – Какую? На сколько часов?– Самую дешевую, – сказал Николай. – На втором этаже. За часы потом расплачусь, вы меня знаете. – Только там туалетов нет, – ответил парень. – Вы ведь помните? Катя поняла, что ее новый знакомый уже бывал тут, и может быть, не раз. Она молча стояла рядом, чувствуя себя последней шлюхой…– Выпивку будете брать?– Не надо, у нас с собой, – ответил Николай. – Если что, скажите, я вам принесу. Они поднялись по лестнице все втроем, и парень открыл им дверь комнаты. Был он высокого роста, но тощий и какой-то неприятно-вертлявый. А еще Катя поразилась, насколько парень похож на обезьяну – у него непропорционально длинные жилистые руки с красными кистями, свисающими чуть не до колен. – Настоящий гамадрил, – с неприязнью подумала она. Парень ее смущал, ведь ясно было, за кого он ее принимает. Но она уже была сильно возбуждена. Николай поднимался по лестнице первым, за ним Катерина, а парень – сзади. Прямо перед носом Кати колыхалась крупная обтянутая серыми брюками задница Николая, и Катя к собственному смятению вдруг поймала себя на том, что неудержимо хочет вжать свое лицо в эту мужскую задницу, целовать ее. Может быть, даже лизать…В комнате имелась только кровать и тумбочка, да на полу постелен вышарканный ковер для придания уюта этому убогому помещению. Николай запер дверь и предложил Кате выпить: бутылка коньяка стояла на тумбочке возле кровати. Никакой закуски не было приготовлено, но Катя вспомнила, что в сумочке у нее завалялась шоколадка…Они выпили. Она уже хотела оказаться под этим мужчиной, в его огромных поросших волосами руках с цепкими, как клешни, сильными пальцами. Почти сразу после коньяка последовал минет: мужчина недвусмысленно предложил это, расставив ноги и выразительно взглянув на раскрасневшуюся Катерину. Поняв сигнал, Катя поставила стакан на тумбочку обратно и решила не ломаться, раз уж пришла. Она сползла с кровати и встала на колени перед Николаем. На секунду подняв глаза, она увидела, что мужчина с усмешкой смотрит на нее сверху вниз. – Ну, что ж теперь стесняться, – подумала Катя. – Пусть смотрит, как я стою перед ним на коленях. Ей пришлось самой расстегнуть ему брюки и вытащить член, оказавшийся громадным, с вздувшимися венами и толстой как багровый шар головкой. Чуть нагнувшись, она взяла его в рот и принялась сосать, с каждой секундой все сильнее возбуждаясь. Катины губы скользили по толстому стволу вверх и вниз, она шумно и тяжело дышала. По щелчку зажигалки поняла, что Николай закурил. Потянуло табачным дымом. Затем Николай вдруг протянул обе руки, и, крепко взяв Катю за уши, стал яростно насаживать ее на свой вздыбленный член в нужном ему бешеном ритме. Она задыхалась, член доставал до горла, от этого она давилась, и глаза вылезли на лоб. Николай сказал:– Повернись спиной. Одежда была такова, что Кате даже не пришлось задирать юбку. Она расставила ноги и Николай насадил её на свой вздыбленный член. Громадная дубина легко вошла в хлюпающее влагалище. Не удержавшись, Катерина протяжно застонала. – Давай, подмахивай- скомандовал Мужчина. Она начала сначала медленно, а затем все быстрее насаживаться на члене. Она наслаждалась, и теперь уже все пережитое казалось стоящим того, что она получила взамен. – Быстрее! – скомандовал Николай. – Еще быстрее! Подчиняясь команде, Катерина стала прыгать на полусогнутых ногах все быстрее, насаживаясь как можно глубже. Она прыгала, как заяц, дрожа от возбуждения и тряся головой. В тишине комнаты отчетливо слышно было, как при каждом прыжке с чмоканьем выходит член из мокрого влагалища, и тяжелое дыхание запыхавшейся Кати. –Теперь становись раком. Когда Катя сначала опустилась на колени, а потом встала в требуемую позу, Николай пояснил:– Откройся. Приготовься и подставься. Катя сразу поняла, чего он хочет. Ему мало ее унижения. Он хочет большего, гораздо большего, и не скрывает этого. Так, словно хочет подвергнуть ее испытанию: как далеко она готова зайти. Как низко себя ставит перед ним…– Он хочет превратить меня в животное, – подумала она отрешенно. – А разве я не животное? И нечего строить из себя недотрогу. Катя уперлась лбом в ковер на полу, и, заведя обе руки назад, откинула с попы и без того коротенький подол юбочки. Затем взялась обеими руками за ягодицы и раздвинула их в стороны, открывая дырочку ануса. Услышала, как сзади Николай встал со стула и приблизился. – Шире растяни, – сказал он. – Научись подставляться мужчине. Катя послушно прогнула спину, и вновь с силой растянула себе ягодицы. – Больше не могу, – простонала она глухо в пол. – Если сильнее, могу порвать там…Николай засмеялся и уронил горячий пепел ей на голую попу. – А ты боишься порваться? – спросил он. – Шлюхи всегда ходят с разорванными жопами, это нормально. Давай, старайся, а то выгоню. Катерина легла щекой на пол и зажмурилась. Неужели все это происходит с ней?– Давай, рви жопу, – послышался снова голос Николая сверху. – Или вставай и убирайся отсюда. – У меня уже не попа, а жопа, – с тоской подумала Катя. – И он хочет, чтобы я как шлюха, порвала свою жопу для него. Ну и пусть! Но не уходить же сейчас! Катя представила себе, как она поднимется, одернет юбочку, встанет на каблучки и засеменит домой. Отвергнутая, ненужная, выброшенная.

Читайте еще историю:  Фотосъемка

С мокрой писькой…Только теперь она вдруг до конца поняла смысл грубого выражения «Порвать себе жопу». С чувством обреченности она переместила пальцы вплотную к анусу и, громко застонав, сильно потянула в разные стороны. Катя словно выворачивала наизнанку свой задний проход. Двумя руками она буквально раздирала свою попу, стараясь открыться для мужчины как можно шире. Наконец, толстая головка члена вошла в задний проход. Член стал быстро продвигаться вперед. Катя охнула, обмерла. Член дошел до самой дальней точки ее прямой кишки, и начал фрикции. Как могучий поршень, горячий гигантский насос, он «вкачивал» дергающуюся Катю, раздирая каждым своим движением ее внутренности. Но кроме боли быстро появилось уже знакомое чувство нарастающего наслаждения. Катя сделала для себя открытие, что боль и наслаждение часто следуют рука об руку, и смешение этих чувств вызывает у нее, как ни странно, наиболее сильные эмоции. Член, хотя и короткий, сильно бил внутрь растянутого заднего прохода. Катя вскрикивала, но оргазм неудержимо приближался. В конце концов, женщина завыла от подкатившей волны вожделения, и из ее влагалища брызнул сок. Мужчина еще несколько минут активно, сам заводясь все больше, сношал ее, а потом быстро выдернул свой орган и скомандовал: — Бери в рот! Кате пришлось тут же, торопясь, развернуться и принять в ротик уже вырывающуюся из канала сперму мужчины. Когда, немного отдохнув и выпив рюмочку, мужчина вновь принялся сношать Катю, всё в общих чертах повторилось. Женщине пришлось изрядно повертеться. Мужчина был настолько требователен и подвижен в своих желаниях, что у бедной затраханной Кати не было ни минуты передышки, ни секунды покоя и возможности самой погрузиться в наслаждение. Он начинал трахать ее во влагалище и почти тут же требовал, чтобы женщина изменила позу, встала раком, растянув себе руками попу, потом, уже уставшая, она быстро должна была переворачиваться и брать в ротик. Так продолжалось все время. Взмокшая Катя прыгала, вертелась, подставляя все части своего тела попеременно. Сама она уже не успевала кончать. Только бы обслужить мужчину с его непомерными требованиями. Николай резко выдернул свой член у Кати изо рта, последняя порция густой серо-желтой слизи повисла длинной соплей у нее на губе. Катя хотела встать и утереться, но Николай вдруг сказал:– Нет, оставайся так. Посмотри мне в глаза. Катя подняла раскрасневшееся лицо и мутными от желания глазами взглянула на мужчину. Высунув язык, она слизнула повисшую на губе серую соплю спермы, сглотнула ее и постаралась улыбнуться. Только утром он отпустил ее. Катя, совершенно ошалевшая, поехала домой. Всю дорогу обратно она мучилась тем, что между ногами все было липким, в истерзанной вагине скопилось так много спермы и ее собственных выделений… Женщина еле шла, так как все было растянуто, затрахано, измучено во влагалище и в заднем проходе.
Так начался роман Кати с Николаем. Раз в неделю приезжая в город Николай звонил Кате и она бросив все дела сломя голову бежала в гостиницу, чтобы получить очередную порцию вожделенного брутального секса.

Однажды вечером Катя, стучалась в дверь номера, куда её пригласил Николай. Мужчина был не один. Вместе с ним был его напарник, довольно молодой парень, имени которого Катя так никогда и не узнала. Как только Катя вошла, Николай потребовал от неё, чтобы она разделась и показала себя совершенно голой. Секунду Катя замешкалась, а потом подумала: «Эх, была не была. Что же теперь стесняться, если я встала на такой путь. Такой страшный, позорный и такой сладостный путь». Она отошла в угол комнаты, и, отвернувшись к стене, расстегнула и сняла с себя платье, под которым не было белья. Николай даже не разрешил женщине покурить, хотя от волнения ей этого очень хотелось. Мужчина курил сам, а Катя, послушная его приказу, опустилась на ковёр у его ног и, сама расстегнув брюки, вынула огромный, не вполне возбужденный член своего нового любовника. Сначала аккуратными короткими движениями язычка облизала со всех сторон головку, потом заглотала верхушку члена, потом стала принимать его в себя до конца. Катя сидела на полу, постепенно возбуждаясь сама и возбуждая своего господина. Она старалась не думать о том, что на соседнем кресле сидит совершенно незнакомый парень и внимательно наблюдает за всем происходящим. Но именно это женщине не удавалось. Похотливый заинтересованный взгляд мужчины за спиной прожигал её насквозь, волновал. Член Николая тем временем окреп, стал твёрдым, он ходил во рту Кати раскалённым поршнем. От силы страсти Катя не выдержала и, привстав, встала на четвереньки. Она сделала это, во-первых, машинально, а, во-вторых, чтобы иметь возможность, если желание ласки станет нестерпимым, помочь себе кончить рукой. Но этого сделать ей не пришлось. Внезапно женщина почувствовала, как что-то тычется ей в выставленную попу, что-то раздвигает её бедра. Автоматически она повиновалась требовательному движению, расставив колени, и тут почувствовала, что между ног у нее вставлена нога в ботинке. Оглянуться она не имела возможности, но поняла, что сидящий сзади неё парень стал тыкать ей во влагалище своим ботинком. При этом мужчины обменялись несколькими словами и захохотали. Катя ощущала, как острый носок ботинка залезает в её влагалище все дальше и глубже. Женщина заерзала на ботинке, насажанная на него, как на член. Подсознательно Катя стала двигать задом, бедрами ему навстречу. Жёсткая кожа ботинка, сама мысль, что сношают её ногой, да еще обутой, возбуждала женщину. Конечно, такая идея не приходила ей в голову. Все-таки, влагалище — это святая святых для женщины, и вдруг туда бесцеремонно лезут сапогами… От этого, и от того, что фрикции ботинка стали все сильнее возбуждать её, женщина кончила. Почти тут же Николай облегчился ей в рот. Сперма залила горло Кати, она с наслаждением принялась глотать её… А толчки туфлей в раскрытое влагалище становились всё сильнее, всё настойчивее. Да и само влагалище, после только что пережитого оргазма, стало чувствительнее, чем прежде, оно отзывалось на каждое движение своего мучителя. Позывы к новому оргазму подкатили вновь, и вот через минуту бедная Катя кончила во второй раз. Наконец, парень вынул из неё свой ботинок. Женщина вновь уселась на ковер. Парень оглядывал свой ботинок с недовольным видом: — Эй, слушай, ты испачкала мой ботинок. Посмотри, он весь мокрый от тебя. А ну, быстро вытри всё. Катя привстала, чтобы взять из сумочки носовой платок, но её опередили слова: — Да нет, ты не понимаешь. Языком вылижи. Делай. Этого, конечно, Катя не ожидала. Но тут уж ничего не поделаешь. Тем более, что в словах парня, да и в глазах, устремленных на неё двумя мужчинами, Катя уловила признак угрозы и раздражения. А с двумя мужиками, если ты совершенно голая ползаешь у них в ногах, и они только что поимели тебя, шутить не рекомендуется. Это знает каждая женщина, которая побывала в таком положении. И женщина сделала это. Она подползла к парню и под его одобрительное причмокивание вылизала его ботинок, стерев следы своих выделений.

Потом Николай лег на кровать, и приказал Кате опять сосать его член, в то время как напарник пристроился членом к её анусу и со всего размаха вошел в него без смазки несмотря на болезненные стоны женщины. Руками он мял ягодицы Кати, в то время как Николай мял и выкручивал ей груди. Потом парни не кончая сменили позиции и продолжили трахать Катю, но теперь в зад её трахал Николай, а в рот вставлял его напарник. Они молча с остервенением трахали Катю в рот и в зад и она вся ходила ходуном под их резкими ударами. Катю ебал грубо, остервенело, со злостью, как уличную проститутку, наконец они кончил, спустив в нее и грубо скинув её с кровати и сели за стол налив себе водки. Кати не разрешили встать с пола, а приказали ползти пол стол и лизать им ноги пока они будут пить. После они милостиво протянули ей стакан с водкой, который Катя выпила так же сидя на полу, а потом дали ей сигарету которой она жадно затянулась. После довольные мужики быстро ушли из номера так и оставив голую Катю на полу, на прощанье лаково похлопали её по щекам и кинув ей початую пачку сигарет со словами: «Заработала шлюшка!»
Потом Николай с напарником еще несколько раз имели Катю вдвоем. Напарник оказался любознательным парнем и однажды решил расспросить Катю о её первом сексе. Для этого он выбрал весьма оригинальный способ. После того как они в очередной раз вместе с Николаем отъебали Катю, он достал гладко отполированную ручку от вантуза. и. засунул её лежащей на кровати Кати в истекающее влагалище, после чего он стал сношать ею Катю, одновременно требуя ответов на свои вопросы. Вопросы были, классические, из русской литературы XIX века: «Как ты дошла до жизни такой? Как стала шлюхой?». Катя была вынуждена во всех подробностях рассказать им историю о своем первом изнасиловании и как она стала секс игрушкой своих малолетних насильников.
Катя плакала, давилась слезами, просила парня пожалеть её, но большая палка резко и глубоко заходила в ее влагалище, заставляя одновременно напрягаться от боли и от накатывающего желания…Женщина корчилась на этой палке, извиваясь, голая на смятой постели перед двумя гогочущими мужиками. К своему вечному стыду, она в таком положении еще начала оргазмировать. Из нее лилось, женщина замочила всю кровать под собой. Это еще больше укрепило парней в уверенности, что перед ними конченная сучка.

Читайте еще историю:  Поход в клуб и все вытекающее...

Николай не только ебал Катю как хотел, но и периодически порол её по заднице ремнем, причем не на шутку, а оставляя на заднице Кати синие и багровые рубцы.. Причем порол он Катю не за конкретные провинности, а просто для своего удовольствия. В первый раз он без предупреждения, сразу после того как поставив раком выебал её в зад он наступил ногой на шею стоящей на полу раком с высоко задранной задницей и скомандовав – Стоять сучка!-отвесил ей 10 полновесных ударов ремнем по заду. А когда воющая от боли Катя сквозь слезы стала спрашивать-За что? Николай ухмыляясь спокойно ей ответил- Просто для того, чтобы ты, шлюха знала свое место. Таким шлюхам как ты, полагается ходить с поротой сракой, чтобы они помнили какие он твари и какого обращения они заслуживали. Кроме того я хочу чтобы моя шлюха носила на себе мои отметины, как что привыкай. При дальнейших их встречал Николай почти через раз порол её. Нельзя сказать, чтобы Кате это правилось, боль от порки была очень сильной, но она притерпелась к такому обращению и даже стала немного гордится тем, что носит на себе отметины своего мужчины.
В очередной раз Катя ждала Николая в гостинице она ждала его уже полчаса. Его мобильник не отвечал, и Катерина не знала, что и думать. – Придешь пораньше, – позвонил он ей накануне. – Сама возьмешь комнату и будешь там меня ждать. Противный парень по имени Стас сразу все понял и, ухмыльнувшись, сообщил:– Есть комната. Давай пятьсот рублей. Трясущимися руками Катя достала из кошелька требуемую сумму и отдала Стасу. – Пойдем, – промолвил он, пропуская Катю вперед. Она поднималась по лестнице, а парень шел сзади. Ясно было, что из-под короткой юбки торчат голые ягодицы, и Стас это прекрасно видит. Инстинктивно Катерина изо всех сил поджимала попку, словно надеясь, что та станет меньше. И вот теперь она сидела уже полчаса в ожидании – красная, как рак, и возбужденная. На нервной почве залезла в сумочку и вытащила оттуда початую бутылочку коньяка, которую теперь таскала с собой на свидания. Сначала выпивала дома для храбрости, перед тем, как выйти в таком виде на улицу. А потом выпивала перед входом в эту гостиницу – чтобы успокоиться. Отпила глоток. Потом еще один глоток. Опьянение было совсем не сильным, но в голове слегка зашумело. Катя встала и прошлась по комнате, ощутив при этом, как сильно намокла внизу – влага каплями стекала по внутренней стороне ляжек. Катерину возбуждала сама ситуация: она полуголая, в позорной одежде сидит здесь одна и ждет мужчину. Сейчас он придет и возьмет ее. Возьмет, как захочет, куда ему будет угодно. А может быть, сначала высечет ее ремнем…– Николай опускает меня, – медленно и тягуче думала Катерина. – Он специально опаздывает сейчас – чтобы я ждала и мучилась. Ему нравится меня унижать. А ей? Ей нравилось быть униженной? Внезапно Катя решила, что хочет унизиться сама. – Я встречу его голой, – сказала она себе. – И не только голой. Он войдет, а я буду стоять посреди комнаты голая и на коленях и сама себя шлепать рукой по письке. Эта мысль возбудила ее дополнительно. Катя стянула с себя одежду, и, оставшись голышом, встала на колени. Стоять так было жестко, коленки скоро затекли. Каждый раз, когда в коридоре слышались шаги, Катя опускала голову и приготавливалась бить себя по пизде…Внезапно зазвонил ее мобильник. – Ждешь? – послышался голос Николая. – Не жди меня, я сегодня не приеду, меня послали в срочную командировку Позвони мне месяца через две-три, ладно? Ну, пока. От обиды Катерина буквально задохнулась. На глазах выступили слезы. Как побитая собака, она оделась и, еле волоча ноги, вышла из комнаты. Сидеть здесь, ждать, готовиться. А теперь вот так просто уйти и ехать обратно домой через весь город, все такой же мокрой от возбуждения, в позорной юбчонке, ежась под оценивающими взглядами…Спустилась вниз и протянула ключ Стасу. – Не пришел? – сразу понял он и ухмыльнулся. Катя кивнула, покраснев еще больше. Она уже почти развернулась к двери, чтобы уходить, когда парень вдруг сказал:– Тут один мужчина есть, женщину ждет. Если хочешь, можешь к нему подняться. Я еще не успел никого к нему вызвать. Катя замерла. Мужчина? Незнакомый? Какой?– Это постоянный гость, – пояснил Стас лениво. – Все зовут его Большой Узбек. Любит полненьких девок. Я ему всегда Томку обеспечиваю, а сегодня он вдруг неожиданно приехал. А у Томки телефон не отвечает. Стас еще раз оценивающе посмотрел на Катю и добавил с ухмылкой:– Ты ему можешь тоже понравиться. Оцепенев, Катя молчала. – Если хочешь, то с тебя тысяча, – сказал Стас. – Гони тысячу и можешь подняться к Большому Узбеку.

Она задохнулась, вдруг стало трудно дышать. Как? Это говорят ей? Такое? Мало того, что парень, похожий на обезьяну, посмел сделать ей такое предложение. Он еще хочет, чтобы она сама заплатила ему за сводничество. Заплатила за что? Понятно было, что тот неведомый мужчина уже заплатил Стасу за женщину. А теперь Стас хочет получить деньги и с нее – Кати. За право пойти и обслужить этого незнакомца. Какая наглость! Или по Катиному виду, по Катиному лицу, по ее глазам парень наметанным взглядом понял, как она возбуждена? Понял, что в таком состоянии с ней можно делать, что угодно? Проще всего было топнуть от возмущения ножкой и убежать. Или с достоинством уйти. Или плюнуть в лицо этому юному наглецу. А потом уж уйти. И тащиться домой через весь город униженной и неудовлетворенной…– У меня нет тысячи, – неожиданно для самой себя глухо произнесла Катя, как бы со стороны услышав собственный голос. Двигаясь, как неживая под насмешливым взглядом Стаса, женщина полезла в сумочку и открыла кошелек. – Вот, – сдавленно произнесла она. – Триста рублей. Триста пятьдесят…– Мало! – решительно отрезал Стас. Его взгляд уперся в Катю, и он сказал:– Серьги возьму в залог. Серьги на Кате были тяжелые, длинные, из тонких пластинок серебра с полудрагоценными камнями. Они оттягивали мочки ушей, и тяжело раскачивались при каждом повороте головы. Катя казалась себе очень соблазнительной в них, и надевала каждый раз, когда встречалась с Олегом. – Нет, – прошептала Катя, вскинув на Стаса умоляющие глаза. – Только не серьги…– Хочешь Узбеку понравиться? – усмехнулся он. – Ладно. Парень забрал деньги из ее дрожащей руки и снисходительно сказал:– Остальные семьсот завтра принесешь. Можешь подняться, комната четыре. Ну вот, это случилось. Теперь она, как проститутка, пойдет обслуживать незнакомого мужчину. В голове мутилось от выпитого. – Что ж, – решила Катя. – Чем хуже – тем лучше. Интересно, какой он – Большой Узбек? Не в силах больше выносить наглого и презрительно-изучающего взгляда Стаса-гамадрила, Катя отошла в сторону и, достав зеркальце, подновила макияж. Намазала губы поярче, и тушью подвела глаза. Увидела себя в зеркальце… Глаза жалобные, какие-то просящие. Губы дрожат…– Жалкая сучка, – обругала себя Катя, почувствовав по отношению к себе какую-то гадливость. – Тварь! Сама же еще и заплатила. Беги теперь, обслуживай Большого Узбека, которого ты даже никогда не видела…– Давай, поторопись, – от стойки скрипучим голосом поторопил ее Стас. – Ты ему понравишься. Большой Узбек любит выносливых девок. Только поднос захвати, Узбек заказал выпивку и закуску. Катя спрятала в сумочку косметику и оправила короткую юбку. – Хорошо, – смиренно сказала она, беря со стойки приготовленный поднос с бутылкой водки, двумя бутылкам пива, закусками и стаканом. – Комната четыре, да? Поднос оказался тяжелым, руки дрожали, и нести было нелегко. Раскачиваясь на каблуках-шпильках и широко ставя ноги, Катерина осторожно двинулась к лестнице на второй этаж. Услышала, как сзади Стас угодливо говорит в телефонную трубку:– Да, девка уже бежит. Да, торопится… Вам она понравится. Как вы любите – крепкая, задастая. Зовут Катька… Да, да. – Это ведь про меня, – обреченно, со стыдом подумала Катерина. – Задастая Катька – это теперь я. Большой Узбек оказался не слишком-то большим. Скорее широким. Невысокого роста,

Оставьте комментарий