Отрывки из дневника девушки, СССР

Часть 1 Дневник
12 сентября 1965 года

Сегодня я узнала, что Людка Синицына, давным-давно ведет дневник. Записывает в него все, что с ней происходит. Она даже дала почитать его мне. Уж, лучше бы не давала. Весело хихикая, она перелистала его, потом, открыв на одной из страниц, быстро сунула его мне. Там было описано, как, во время жизни в деревне, забравшись на колхозный сеновал, она отдавалась симпатичному соседскому мальчику. Детально, смакуя стыдные подробности, она красочно описывала, как это происходило. Тоже мне писательница!

Но, меня это тем не менее задело. Я подумала, что так же, как это делает она, могу записывать все знаменательные события своей жизни. Должно, получиться интересно.
Итак, следуя ее примеру, я также решила завести свой дневник. Как задумала, буду, записывать в него все-все, подробно описывать в нем, все интересные и значимые события своей жизни.

Итак, событие — брат Люськи Синицыной – Сережка, неожиданно признался мне, что я ему очень нравлюсь, и он очень хочет со мной дружить. Не скрою, мне приятно слушать его стыдливое признание. Наверное, я приму его предложение. Мне кажется, он неплохой товарищ.

15 сентября 1965 года
Сегодня мне было ужасно стыдно. Поддавшись на Сережкины мольбы и уговоры, я пришла домой к Синицыным. Он сказал, что Люська, просила меня зайти к ней. Она мол простудилась, и вот уже несколько дней сидит дома. Оказалось, — ничего подобного не было. Люська элементарно прогуливала занятия, именно поэтому ее не было дома. В общем, Сережка, просто напросто, заманил меня домой. Узнав об этом, я хотела, немедленно уйти, но он так умолял, так упрашивал меня, что я, дурочка, сжалилась над ним и безрассудно осталась у них.

Лучше бы я этого не делала. Стоило мне снять пальто, а затем пройти в зал, как Сережка сел рядом со мной на диван, и бесцеремонно полез обниматься. Я, конечно возмутилась, но это не подействовало на него. Мало того, он полез ко мне под кофточку и юбку. Я противилась ему, как могла, но где мне справиться со спортсменом – здоровым, сильным парнем, боксером. Он же силен, как бык. Опрокинул меня на спину, и без всяких уговоров, в одно мгновение, снял с меня трусы. Сопя как паровоз, он принялся страстно целовать меня «там». Со мной, ничего подобного, еще никогда не случалось. Лежа перед ним с бесстыдно раздвинутыми ногами, я едва не сгорела от стыда, потому что он увидел там все-все. Господи, что он обо мне подумал?!

Я страшно злюсь на себя, от того, что, несмотря на стыд, мне были очень приятны его пылкие поцелуи. Они меня так взволновали. И где он только этому научился?
Он так долго и жарко целовал меня там, что возбудился сам и у него наступил оргазм. Это было заметно по его мгновенно побагровевшему лицу, и тому, как он при этом задергался. Так ему и надо! Но, почему меня это так сильно взволновало?!

17 сентября 1965 года

Я никогда не прощу себе, что поддалась на Сережкины мольбы, как последняя дурочка, опрометчиво поверила в чистосердечность его извинений. Надо же быть такой наивной дурочкой, чтобы после того, что он делал со мной пятнадцатого сентября, снова придти к нему домой.

Все повторилось, как в тот раз. Мне было ужасно страшно и стыдно, когда он достал свой,… и я ощутила «там» его твердое прикосновение. Самое ужасное, что мне было приятно почувствовать его прикосновение. Я думала, что он на этом остановится, поласкает меня и все, но он, о, ужас, навалился, и до конца вошел в меня. Так, я стала женщиной. Боли, почему-то совершенно не было. Но, все время, пока он проделывал это со мной, я очень боялась показать ему, что мне это приятно (что он подумает обо мне?), а также забеременеть. Для меня это будет настоящей катастрофой. В самое последнее мгновение, Сережка, непостижимо каким образом, все таки успел вытащить его из меня, и на мой живот брызнула теплая струя его семени. А если бы он спустил ее там, внутри меня, и я бы от него зачала? Больше ни за что не пойду к нему!
Но, мне было приятно, хотя Сережке я об этом ни за что, не признаюсь.

21 сентября 1965 года

Я готова рыдать от злости. Ну почему я так люблю этого негодяя?! Он творит со мной все, что хочет. Сегодня я пришла к нему, и все повторилось. Самое ужасное, что я безропотно позволила ему это. Он полностью раздел меня и долго любил, тыча своим членом в мою возбужденную щелочку. Мне было невообразимо приятно.
Хочется плакать от злости. Ну почему я, такая глупая?

25 сентября 1965 года

Кошмар! И это еще старший пионервожатый! Наш пионервожатый Коля Марченко попросил меня остаться вечером, чтобы я помогла ему в оформлении стенда «Красной звездочки». Как образцовая комсомолка, верная чувству комсомольского долга, я не могла отказаться от этой работы, и хотя, срывалась моя очередная встреча с Сережкой, мне пришлось идти.

Он сказал, что будет ждать меня в фотолаборатории, где печатает фотокарточки для стенда «Комсомольского прожектора».

В залитой тусклым светом красного фотографического фонаря лаборатории, было почти темно. Стоя рядом с ним, я с интересом смотрела, как он умело работает с фотоувеличителем, и тут я неожиданно почувствовала, что он лезет ко мне под юбку.

За кого он меня принимает?! Я попробовала воспротивиться ему, но история повторилась в точности, как это было с Сережкой. Коля, просто прижал меня к столу, затем поднял юбку и, сняв с меня трусы, спокойно вставил в меня свой член. Еще ехидно заметил гад, что я, уже не целомудренная девочка. Мне пришлось терпеть и ждать, пока он завершит свое дело. Нас едва не прихватил врасплох Роман Ильич. Воспользовавшись его спасительным приходом, я незаметно сбежала домой. И, весь вечер проревела под одеялом, потому что мне было хорошо, когда он меня …имел, прямо возле лабораторного стола. Неужели, я уже стала развратной и похотливой самкой?! Боже, что со мной происходит?

2 октября 1965 года

Коля, не дает мне прохода. Чтобы он навсегда отвязался от меня, мне пришлось его сильно припугнуть, я сказала, что если он не прекратит приставать ко мне с сексуальными притязаниями, я пойду и откровенно расскажу обо всем, тогда, он пусть пеняет на себя. Он так здорово перетрусил, что от страха, побелел, как стена. Видя мое злое решительное лицо, он сразу поверил в реальность моего обещания.

Мне было немного грустно после этого. Ведь мы с ним еще недавно дружили, но мне надоели его приставания. Почему я должна давать ему, как только он захочет?
Я бы, конечно, не пошла, жаловаться на него, зачем мне позориться?

5 октября 1965 года

С Сережкой у нас пока продолжаются прежние ровные отношения. Я прихожу к нему домой, заранее, еще дома сняв трусики, он укладывает меня и любит на своей кровати. Я начинаю замечать, что постепенно привыкаю к нему, к его любви, и даже перестала стесняться вида своих оголенных бедер. Он, конечно, не знает о моем «любовном приключении» с Колей. Если бы узнал, то, вероятно, ни за что бы, не простил меня. Мне, очень хорошо с ним. Я постараюсь, как можно дольше сохранять наши милые отношения, но не уверена, что это будет долго продолжаться. Наши чувства, стремительно идут на убыль.

25 октября 1965 года

У меня, все пока по-прежнему. Мы регулярно встречаемся с Сережкой, но, мне кажется, что наши отношения все-таки постепенно угасают. Я замечаю, что Сережа ведет себя иначе, чем прежде. К интимной близости со мной он относится уже спокойно, как к надоевшим ему супружеским обязанностям. Если раньше, перед этим, он пылко ласкал меня, целовал мое тело, то сейчас он просто снимает с меня трусики, и даже не предлагая лечь в постель, хладнокровно берет меня стоя. Я, кажется,… уже наскучила ему! Мне нужно непременно подумать над этим.

1 января 1966 года

Мамины и папины друзья, конечно.
Вечер был прекрасный. Много танцевала, веселилась и вместе со всеми, ровно в двенадцать часов даже выпила бокал шампанского.
Папа как-то очень быстро опьянел, и мама с дядей Витей повела его в спальню. Я, было, сунулась вслед за ними и… увидела, что она там пылко целуется с дядей Витей. Его рука была у нее под платьем. Понятно, что она делала там. Значит, мама изменяет с ним нашему папочке! Кому же тогда верить?! Вокруг одно притворство и ложь.

У В.В. был такой жалкий вид. Видно, что он ужасно ревнует маму к дяде Вите. Значит, его частые посещения были не чем иным, как тайные свиданиями с мамой. Каждый приход Ковалева, завершается застольем. Папа выпив, быстро скисает, отправив меня спать, мама остается с ним наедине. Сейчас, я вспоминаю, что однажды едва не застала их в интересном положении. Они стремительно отпрянули друг от друга, мама быстро одернула халат, но я успела увидеть ее обнаженные ягодицы, на которых, как мне почудилось, не было трусиков. Конечно же, их на ней тогда не было. Они занимались «этим» на кухне стоя. И я, тогда, чуть было не захватила их врасплох.
Сейчас, он ревнует маму к дяде Сереже. Они находятся в спальне уже больше десяти минут. Чтобы отвлечь его от мрачных мыслей, я пригласила его танцевать. Он с неохотой согласился и, танцуя со мной, то и дело переводил взгляд на дверь спальни.

Читайте еще историю:  Алина едет в колледж

Мне пришлось приложить усилия, чтобы отвлечь его от нее. Но,кажется, при этом я сильно перестаралась. Он попросту переключил свое мужское внимание на меня. Танцуя со мной, он незаметно для всех начал похотливо щупать мою грудь, тискать зад.

Когда завершился танец, я ушла на кухню. Появившись неожиданно, В.В. прижал меня к стене за дверью, и бесстыдно полез под платье. Мне пришлось сопротивляться изо всех сил, чтобы он окончательно не сошел с ума, потому что он, уже собрался снять с меня трусы. Не знаю, чем бы это кончилось, но на мое счастье, появилась тетя Нина и увела его в зал. Кажется, она также заметила его повышенный интерес ко мне.

Мама пошла, провожать гостей, а в это время В.В. остался в квартире. Я всячески пыталась привлечь ее внимание, даже просила поговорить со мной, но она в ответ на это, лишь весело смеялась и поддерживаемая откровенно липнущим к ней дядей Витей, быстро ушла вместе со всеми.
А, В.В., немедленно взялся за меня. Мне кажется, через меня, он решил отомстить покинувшей его маме. Я пыталась спрятаться от него в своей спальне, но он ворвался вслед за мной, после чего, повалил меня на кровать.

Боже мой! Какой он извращенец! Он со мной делал все, что только хотел. Причем старался делать все, чтобы мне было очень стыдно.
Мама, так и не пришла до утра. Все это время он, не прекращая, мучил меня, вертя на постели как куклу. Мне оставалось только безропотно подчиняться ему. Сейчас я отлично знаю, что, значит, заниматься «этим» с взрослым, и опытным в постели мужчиной. С ним я узнала столько, что этого любовного опыта мне сейчас хватит на всю оставшуюся жизнь.

Очень обидно, что мне это даже понравилось. Неужели, я до такой степени испорчена?!
Сейчас, я делаю записи в дневники, лежа в постели. Нет даже сил, чтобы сходить и принять ванну. Все измученное им тело болит. Зацелованная грудь ноет. Соски чудовищно опухли. Ему очень нравится моя грудь, и он беспрестанно терзал ее всю ночь.

От одного воспоминания происходившего этой ночью, на меня мгновенно накатывает чувственное возбуждение. А, ведь совсем недавно я думала, что даже не смогу думать о мужчинах.

8 марта 1966 года

Получается так, что я делаю записи, только лишь по каким-то праздникам. Видимо потому, что в это время, у меня появляется время, для моих записей.
После Нового года, в моей жизни не было неповторимых, запоминающихся событий. Мы все также продолжаем встречаться с Сережкой, а при удобном случае, иногда занимаемся сексом. Но, я чувствую, что нашей недолгой дружбе уже приходит конец. Меня уже не волнуют наши встречи. Другое дело, приятные свидания с интересующим меня В.В.

Мы, несколько раз встречались с ним у него в квартире. При каждой новой встрече он делает мне неимоверно дорогостоящие подарки. Это приятно, но очень опасно. Мама может заметить периодически появляющиеся у меня золотые вещи и хорошие, дорогие духи. В.В. даже хотел подарить мне дорогое импортное платье, но я наотрез отказалась. Платье, это не золотое кольцо. Не скажешь, что случайно нашла его на дороге. Мама сразу поймет, что со мной, что-то не так и все вытряхнет из меня.

В.В., неожиданно признался, что безумно любит меня. Во время наших свиданий, мы, как всегда, лежим с ним в постели. Он целует мою грудь, и чуть ли не со слезами сознался, что полюбил меня, после того сумасшедшего новогоднего вечера.

Прижимая меня к себе, он откровенно рассказал, что еще со студенческих времен, он был страстно влюблен в маму. Но, мой папа оказался более удачливым ухажером в их троице, а когда моя мама стала беременна мной, они немедленно поженились. Я, очень похожа на маму, какой она была тогда, — в студенческие времена. Он пылко целовал меня, и клялся, что готов отдать все, лишь бы я принадлежала ему. Честно говоря, мне очень приятно слышать страстные признания зрелого мужчины. Они, приятно щекочут мое женское самолюбие.

Вне всякого сомнения, он изумительный мужчина. С ним, я быстро стала настоящей женщиной. Каждая наша встреча – это приятный маленький праздник. Он, дарит мне цветы, золотые вещи, страстно целует и пылко любит. Своими бесконечно нежными ласками, он часто доводит меня до потери сознания. Это происходит со мной, в буквальном смысле слова.

10 марта 1966 года

Сегодня произошел окончательный разрыв с Сережкой. Он, вероятно, следил за мной и видел, как я зашла в квартиру В.В. Когда я вышла от него, меня встретил Сережка и насильно затащив меня под лестницу, в какую-то неимоверно пыльную каморку, сразу же полез в трусы. Их на мне в это время как раз не было. Собираясь на свидание с В.В., я их просто не надела. Пощупав меня и почувствовав, что после близости с В.В. там мокро, он обозвал меня проституткой, затем вытащил член, и принялся …грубо насиловать. Это показалось мне бесконечно долгим, но приятным занятием, потому что секс с В.В. только лишь возбудил, но отнюдь не утолил мое сексуальное желание.

Он насиловал меня, гадко обзывая всякими словами. Мимо нас заходили и выходили люди, и я очень боялась, что они обнаружат нас. Но, к счастью, все обошлось.
Кончив, Сережка мгновенно опамятовался. Упав передо мной на колени, принялся умолять меня, чтобы я простила его. Слизняк! Я поняла, что он безобразно испугался, думая, что я могу пойти в милицию, писать на него заявление об изнасиловании. Очень мне это нужно! Но, чтобы припугнуть его, я сказала, что если он и дальше станет докучать мне своими приставаниями, я обязательно это сделаю.

Он клятвенно обещал оставить меня в покое.

11 марта 1966 года

В.В. чрезвычайно развеселила история с Сережкой. Конечно, рассказывая ее, я не все поведала ему о наших отношениях с ним. Он же мужчина, и как все мужчины необычайно ревнив. На прощание он преподнес мне миленькое золотое колечко. Приду домой и припрячу его в свою шкатулку, которую храню в тайнике под ванной. Господи, в кого я превращаюсь!

10 июня 1966 года

Сегодня вспомнила о своем бедном дневнике, в который не заглядывала несколько месяцев и конечно же, совершенно не делала записей.. Буду отдыхать на даче, много купаться и загорать.

Я узнала, что у моего В.В. не так давно появилась новая женщина, и наши отношения как-то сами собой постепенно угасли. Я на него не обижаюсь. Наше расставание не расстраивает меня. Я все-таки не любила его. Мне было хорошо и приятно с ним. Только и всего.

Папа остался в городе, а мы с мамой поехали отдыхать на дачу. В тот же вечер к нам приехал дядя Витя. Мама почти не скрывает своей любовной связи с ним. Меня они совершенно не стесняются. Я пыталась не смотреть, как сидя рядом с мамой на диване, дядя Витя потихоньку щупает и ласкает ее под платьем. Мама производит вид, что внимательно смотрит телевизор и вроде бы ?не замечает? его руки, шарящие под подолом ее платья.

Долго скрипя кроватью, они всю ночь не давали мне спать. У меня невольно сложилось идиотское впечатление, что они дружно скачут на ней, высоко подпрыгивая на панцирной сетке, до потолка. Любопытство подтолкнуло меня на скверный поступок. Мне очень захотелось посмотреть, чем они там занимаются. Нет, я разумеется прекрасно понимала, что у них страстный секс, но мне захотелось посмотреть, как это происходит. Я выбралась через окно в сад, и, забравшись на фундамент, заглянула в комнату родителей.

Стоя по-собачьи на четвереньках, моя растрепанная мамочка, с совершенно обезумевшими глазами, страстно вскрикивая, и мотая отвисшей грудью, часто раскачивается, а голый, мускулистый дядя Витя крепко держа ее за ягодицы, азартно шлепает бедрами по ее отставленному заду. Впечатление от этого, чрезвычайно неприятное. Неужели у меня был такой же вид, когда мы также неприглядно занимаемся сексом с В.В.?

Что может творить с женщинами похоть?! Меня едва не вытошнило, когда я увидела, как она до основания вбирает в рот его огромной величины уродливый член. Неужели ей это приятно?

Я так и заснула под учащенный скрип кровати в ее комнате.

Читайте еще историю:  Директриса

Утром приехал папа, и, конечно же, застиг их лежащих в постели. Разразился грандиозный скандал. Вместо того, чтобы рыцарски защищать маму, дядя Витя попросту постыдно сбежал. Оскорбленная его поступком мама горько и обиженно рыдала.

А я, совершенно спокойно валялась во дворе на одеяле, и читала интересную книжку. Не вижу повода для особых тревог. Я была совершенно уверена, что, как это часто бывает, их семейная ссора благополучно завершится в постели. Мама знает, чем усмирить нашего вспыльчивого, но быстро отходчивого папу.

Так, все и вышло. Вскоре, я услышала неистовый скрип кровати, доносящийся через растворенное окно из маминой комнаты. Он очень похож на такой же назойливый ночной скрип кровати, когда она резвилась с дядей Витей. Даже из таких, не очень приятных обстоятельств, мама ухитряется извлечь двойное удовольствие. По очереди переспать с любовником и с мужем.

Удовлетворенный ее пылкими ласками, папа, конечно, постарается все прочно забыть.

11 июня 1966 года

Ко мне в гости приехали мои подруги, Ира и Настя.
Настя сделала себе какую-то дикарскую прическу и сейчас похожа на безжалостно общипанного цыпленка. Оказалось, своей оригинальной прической она обязана Ире, которая уверила ее в своих великолепных парикмахерских способностях. Бедная Настя стала жертвой ее парикмахерского таланта в кавычках. Я бы ни за что не доверила свою голову, кому попало.

Они решили погостить у меня две недели.
Ира, это старшая сестра Насти. Она, довольно крупная, высокая и симпатичная девушка. Она не ходит, а степенно так, вальяжно ступает, словно боясь что-то в себе пролить.
Когда девочки разделись, при виде ее женственного тела у моего папочки плотоядно вспыхнули глаза. Хорошо, что мама в это время была в городе, иначе досталось бы ему от нее на орехи. Ирка ничего не имеет против его ухаживаний.

Я, ее отлично понимаю. Папа, у нас симпатичный и очень обаятельный мужчина, который, когда захочет, с легкостью очаровывает женщин. Ирка, мгновенно пала жертвой его чертовского обаяния. Она зачарованно смотрит на него совершенно обалделыми, влюбленными глазами, и когда он предложил прогуляться по лесу, она безропотно отправилась с ним ?за грибами?.

Я, слишком поздно сообразила, за какими грибами он потащил ее в лес. Потом долго бродила по окрестностям дачи, тщетно разыскивала их и лишь случайно обнаружила в овраге.

По хорошо знакомым звукам секса, доносящимся оттуда, я поняла, что опоздала. Елозя голым задом по траве, Ирка лежит под папой, с высоко задранным до пояса платьем и спущенными трусами. Я долго подглядывала за ними и немного завидовала ей. У меня довольно давно не было мужчины.

Она единственная среди нас, не считая, папы, получила от поездки на дачу удовольствие.

Когда мне надоело смотреть, как она елозит под ним, я вернулась к Насте. Кажется, она знает о сексуальных склонностях сестры, потому что не стала задавать мне лишних вопросов.

12 июня 1966 года

Мама вернулась только лишь к полудню. Всю ночь папа и Ирка не теряли время даром. Она пришла от него уже на рассвете, и, бухнувшись в постель, мгновенно заснула. Еще бы не утомиться, если несколько часов к ряду, занимаешься сексом, а твой партнер зрелый мужчина!

Мама приехала, а папа уехал в город. Ирка некоторое время потерянно бродила по даче и как-то сразу засобиралась уехать. Подозреваю, что они условились с папой о встрече.
Несмотря на безбожно общипанный вид, Настя пользуется немалой популярностью среди местных аборигенов. За ней целыми косяками ходят мальчишки, и часто провожают ее до нашей калитки.

Среди них она выбрала оруженосцем симпатичного мальчика Федю. Имечко у него так себе, но внешность выразительная. У него внешность этакого былинного Ильи Муромца.
Мы ходим купаться на речку. Местные, обычно бесцеремонные мальчишки, увидев нас в компании с Федей, мгновенно присмирели, и мы с комфортом провели утренние часы в теплой воде. Мы купались, много загорали и даже слегка вздремнули.

Очень забавно наблюдать, как сидящий вблизи Федя, старательно отводит глаза от наших рельефно обтянутых купальниками фигур.

Принимая самые откровенные и бесстыдно соблазнительные позы, проказница Настя намеренно заводит его. Я ей неприметно шепнула, что она может, до чего ни будь такого, с ним доиграться. Как известно, как раз в тихих омутах бывает больше всего чертей. Очень уж старательно Феденька избегает смотреть на нас. Меня это настораживает.

Как я и думала, Настя, наконец, доигралась…. Я же говорила, что с такими мальчиками, как Федя надо шалить осторожно. Она не послушала меня и мгновенно поплатилась за это. Проигнорировав мое предупреждение, она пошла с Федей, гулять по лесу. Когда ее шуточки по поводу неповоротливости Феди перешли критическую отметку, он внезапно сгреб Настю и, не обращая внимания на ее острые ногти, потащил на копну сена. В мгновение ока, очистив ее от одежки, он умело овладел ею. Почувствовав размеры его члена, Настя пукнула от натуги, и пока он ублажался близостью с ней, надолго присмирела под ним.

Рассказывая мне об этом, она сначала всхлипнула, и я уже было, приготовилась успокаивать ее, но ее горестные, как мне показалось, всхлипы, перешли в частое кудахтанье, а затем в веселый, заливистый смех. Я удивленно вытаращилась на нее.
— Ты бы посмотрела на него, как он стоял передо мной на коленях, и благодарно целовал мои руки, — давясь смехом, с трудом произнесла она. – Если бы он не был простым деревенским парнем, цены бы ему не было. Сверху, он настоящий супермен.
— Ты, хочешь сказать, что переспала с ним просто так?
Она, посмотрела на меня, как на дурочку.
— Я, что, перед этим должна была безумно влюбиться в него? Много чести ему! Подумаешь, дала. Пусть сияет от счастья. Не буду отрицать, он молодец, здорово вставляет.
— Нет, Настя, наверное, но должна, же ты после этого, испытывать к нему какие-то теплые чувства.
— Он мне нравится и, вероятно, я дам ему еще разок. Он нравится мне.

Возможно, она права. Федя всячески дает мне понять, что хочет меня. Я его понимаю. Фигурой, я безукоризненная копия мамы, а она у нас, исключительно женственна. Меня немного огорчают мои чересчур тяжеловесные бедра и слишком широкий зад, который неизменно привлекает взгляды и руки. А девчонки, вот дурочки, откровенно завидуют мне. Было бы, чему завидовать.

Загорая вместе с нами, Федя норовит коснуться его. Когда он привстает, я замечаю его эрекцию.
Настя продолжает с ним интимные отношения. В минуту откровения, Федя не сдержался и рассказал ей, что недавно стал объектом внимания местной светской львицы, молодой жены парторга.

Я видела ее. Мы, с ней, в чем-то очень похожи друг на друга. Она красивая молодая, привлекающая внимание мужчин, женщина. И зачем понадобился ей этот неопытный в сексе зеленый юнец, совершенно не понимаю.

Людмила Викторовна, живет по соседству с Федей. Их усадьбы разделяет дощатый забор. Занимаясь штангой, он каждое утро, он видит Людмилу Викторовну за забором. Словно не замечая его присутствия, она раскованно ведет себя.

Тренируясь в своем дворе, он видел ее в разных, самых откровенных видах. Не стесняясь его присутствия, она высоко поднимала на голых бедрах короткую юбку, оголяя полные ляжки и чертовски соблазнительные большие ягодицы. Он, даже видел пуховый клубок волос на ее лобке.

Вскидывая штангу, он замечал восхищенные взгляды, ее странно замирающих глаз, но даже боялся подумать, что может нравиться такой красивой и влиятельной женщине.
— Ах! Как больно!
Болезненно морщась, она стояла, высоко поджав ногу и потирая ее рукой, смотрела на него.
— Вам помочь?
— Конечно, помоги. Я, упала и, вероятно, растянула сухожилие. Пожалуйста, доведи меня до дома. Сама, я идти не могу.
Сделав шаг, она болезненно вскрикнула и, ухватившись за него, жалобно попросила: — «Отнеси меня на руках. Пожалуйста».
Стараясь делать это деликатней, он подхватил ее под колени, и даже, хотел отстранить ее дальше от груди, но, обхватив руками его за шею, она сама чувственно прижалась к нему. Ее короткая юбка вздернулась вверх и, неся ее, он видел близко пушистый треугольник волос под животом, красивые голые ноги, и с ужасом чувствовал, как ее зад ударяет его по возбужденно выступающему члену. Она, должна прекрасно чувствовать это.
— Я, не знала, что ты, оказывается, такой сильный мальчик, — обжигая его щеку дыханием, выговорила она. – Ой, ты меня сейчас, уронишь! – испуганно заметила она, сползая с его рук.
Удобней перехватив ее тяжелое тело, он со смущением ощутил, прикосновение руки к ее голым ногам. Пока он протискивался вместе с ней в узкий дверной проем, ее юбка задралась полностью, оголяя волнующе полные бедра.
— Неси меня в спальню, — прижимаясь к нему, проворковала она.
С видимым облегчением, опустив ее на постель, он хотел, было, уйти, но, немедленно перевернувшись на живот, она жалобно произнесла: — Посмотри, что там? У меня такое чувство, что, падая, я набила на заду громадные синяки.
Перед ним, сияли нетронутой белизной два больших обольстительных холма ее ягодиц, без малейших намеков на ушибы.
— Потрогай, пощупай, нет ли у меня ушибов и припухлостей?
С сомнением и недоверием, он посмотрел в ее глаза, не шутит ли она? В них были такая боль и страх, что он поверил ей и коснулся дрожащими пальцами теплых ягодиц.
— Ты, пощупай в разных местах, нет ли под кожей твердых опухолей.
Следуя ее приказанию, он начал осторожно ощупывать ее зад, поражаясь атласной гладкости нежной кожи.
— Правда, у меня очень гладкая кожа? Тебе нравится?
— Да, у Вас необыкновенно гладкая кожа, словно атласная, — подтвердил он.
— Это еще что. Ты потрогай между ногами, вот там действительно гладкая. Потрогай! Потрогай! Я, разрешаю, — сказала она, разводя перед ним ноги. – Проведи рукой.
Прикосновение к ее ноге, заставило его задрожать.
— Выше! Выше, двигай, не стесняйся. Еще. Выше.
Почти не видя ничего, он послушно провел рукой кверху и … уперся в пушистые и податливо-нежные складки ее половой щели.
— Ах, как приятно! Не убирай руку. Тебе нравится это?
— О-о-о!
— Погладь. Еще, — замирающим голосом попросила она и, повернув к нему пылающее лицо, судорожно схватила его за руку. – Сядь.
Повинуясь ей, он сел рядом с ней, продолжая держать руку между ее ногами.
— Ах, как приятно ты это делаешь. Погладь еще.
Гладя ее половую щель, он постепенно сходил с ума. Внезапно осознав, что она ждет от него смелых поступков, он склонился над ее задом и с ненасытной страстностью поцеловал в теплую верхушку полной ягодицы.
— Как приятно. Поцелуй еще.
Теряя голову, он начал усыпать ее обнаженный зад поцелуями. Горячая кровь ударила ему в голову. Тиская ее половую щель, он навалился на нее и, спеша завладеть ее телом, всадил член в волосатую расщелину. Она застонала и раздвинула ноги.
— Да. Да. Прекрасно. Давай, засаживай его, не жалей меня.
Выслушивая рассказ Феди, я поражалась прямоте и откровенности его рассказа, а ведь мы, едва-едва знакомы с ним.
— Сколько же продолжались Ваши отношения, Федя? – Спросила я.
— Они, продолжаются до сих пор. Она сказала мне, что ее муж, дядя Рома, импотент. Скажи мне, что означает слово импотент?
— Гм. Продолжаются? Мне кажется, ты все это выдумал.
— Честное слово, нет. Тетя Люда до сих пор встречается со мной, правда, последнее время немного реже, чем вначале. Понимаешь, она, беременна.
— Беременна? Вот как? Значит, скоро ты станешь отцом? Мне что-то не верится в это, ведь, судя по твоему рассказу, Вы встречаетесь всего две недели. Когда же она успела забеременеть?
Я поняла, что если это правда и Людмила Викторовна беременна от него, насчет срока своего недавнего знакомства с ней, он, мягко говоря, лжет. Их знакомство началось значительно раньше.
Осознав, что она может быть беременна именно от него, он уставился на меня. Его ошеломила мысль, что он может стать отцом ее будущего ребенка.
— Что?! Этого не может быть! Неужели я могу стать отцом ее ребенка? – С изумлением уставясь на меня, спросил он. От этой новости, у бедного Феди даже челюсть отвалилась.
— Почему ты так решила? Может это ребенок дяди Ромы?
— Тогда ты, солгал, сказав мне, что он импотент. Ведь импотенция, это сексуальная …слабость. Хотя, в принципе, она могла зачать от него ребенка.
— Черт! Об этом, я как-то, совершенно, не задумывался.
Эта новость его явно озадачила, и я, хоть с большим трудом, но все же поверила ему. Черт его знает, может она, действительно понесла от него? Федя, мгновенно вырос в моих глазах. Людмилу Викторовну, я немного знаю. Хотя да, я припомнила, что она, действительно, в положении.
Не скрою, меня и раньше волновало его присутствие, а после его рассказа, я почувствовала, что он мне нравится. Да что там, нравится, я хочу его. Пользуясь моей задумчивостью, он, между тем, положил руку мне на ягодицу и стал поглаживать ее. От этой ласки у меня пошли мурашки по телу. Я словно не заметила этого. А когда, совершенно осмелев, он навалился на меня и начал срывать плавки, я, если бы и захотела помешать ему, у меня бы не хватило сил. Через короткое мгновение, силой раздвинув мои ноги, он начал пробиваться в меня. Меня взбудоражило упругое прикосновение его полового органа, внизу увлажнилось и ему без труда удалось взять меня.
Меня впервые любили сзади, и это оказалось очень необыкновенно приятно. К ощущению будоражащего скольжения члена прибавилось приятное чувство с силой прижимающихся к ягодицам бедер Феди. У него оказался великолепный член, который чуть не выворачивал меня наизнанку. У меня спирало внутри, и перехватывало дыхание от его глубоко пронзающего все мое существо члена. Сжимая руками мои отвердевшие груди, он с силой таранил мое влагалище.
Пылко подмахивая ему, я стонала от наслаждения, и наша близость завершилась умопомрачающим оргазмом.
Федя, был неутомим. Всаживая мне, он признался, что я вызываю у него безумное желание и он, хотел бы как следует насладиться нашей волшебной близостью. Я, не возражала. В результате, переполнив меня своим семенем, он кончил два раза. Я чувствовала в себе его туго хлещущие струи, но почему-то была убеждена, что не забеременею от него.
Мне пришлось долго и тщательно выгребать из себя его семя, зато я получила не забываемые впечатления. Федя прекрасный возлюбленный. Мне кажется, что я начинаю влюбляться в него. Что будет дальше, посмотрим.

Читайте еще историю:  Эротические штучки

15 июня 1966 года
Сегодня, неожиданно я познакомилась с Людмилой Викторовной. Я пошла на речку, чтобы искупаться и, увидев ее на лавочке возле дома, вежливо с ней поздоровалась. Она приветливо ответила и, улыбаясь мне, неожиданно попросила уделить ей немного времени. Я сразу уяснила, что разговор будет о Феде. Мы прошли в дом.
— Роман Дмитриевич сейчас в командировке, так что нашему разговору никто не помешает, — как бы, между прочим, сказала она. Затем, внимательно посмотрев в мои глаза, прямо спросила: — «Наташа, скажите, Вы уже были близки с Федей?»
Я, попыталась уйти от разговора.
— Почему Вас это интересует?
— Наташа, я полагаю, что с Вами можно быть откровенной. Федя, мой возлюбленный. Это, — она погладила по округлому животу, — его ребенок и я очень люблю Федю.
— Да, мы были близки с ним.
— Наташа, признайтесь, Вы любите его?
— Нет, не люблю. Но, Федя мне нравится. Вы, понимаете, Людмила Викторовна, что я подразумеваю этим?
— Конечно, я понимаю Вас, Наташенька. Отлично понимаю. Федя прекрасный любовник. Если в Ваших отношениях нет особых чувств, тогда я могу быть спокойна. Мне очень не хочется терять его.
Она подошла ко мне и, взяв меня за руки, сказала: — «Я рада, что познакомилась с Вами. Вы мне очень нравитесь Наташенька».
Так, неожиданно, я обрела новую старшую подругу. Людмиле было нужно общение. Ей было скучно и одиноко одной в пустом доме, а мое присутствие рядом с ней, было для нее, как нельзя кстати.
— Ах, какая жара, а мне стало трудно мыться, — пожаловалась она.
— Хотите, я помогу Вам? Я ведь как раз шла на речку.
— О, Наташенька, это прекрасно! Помогите, если Вам не трудно.
У них великолепный двухместный душ. Раздеваясь рядом с ней, я не смогла удержаться от любопытства. Несмотря на беременность, тело Людмилы продолжало оставаться великолепно.
Заметив мое любопытство, она улыбнулась и, прижимаясь ко мне, взяла мою руку и положила ее себе на полную грудь. Она оказалась на удивление тугой и прелестно нежной. Незаметно для себя я стала ласкать ее, поглаживая и осторожно теребя большой сосок. Людмила нежно трогала мое тело, попку, бедра, затем раздвинула половые губы и стала умело осыпать ласками мой мгновенно отвердевший клитор. Я ощущала восхитительное блаженство от ее ласк. Вскоре слившись бедрами, возбуждая друг друга, мы безумно терлись клиторами. Оргазм заставил нас закричать от блаженства. Бурно кончив, мы нежно поцеловались, а затем тщательно вымыли друг друга.
Люда оказалась восхитительной подругой. Я осталась у нее ночевать.
Часов, около двенадцати часов ночи, у нее вдруг появился Федя. Увидев меня в постели Людмилы, он ужасно растерялся. Приподнявшись с постели, она призывно простерла к нему руки и прижав к обнаженной груди, пылко поцеловала.
— Молодец, что пришел, милый. Раздевайся, и скорее ложись к нам. Я по тебе очень соскучилась, — откровенно сказала она.
Поняв, что мы сдружились, Федя охотно выполнил ее веление. Разделив нас, он лег рядом с ней. Не прошло и минуты, как он оказался лежащим на ней, и кровать со скрипом размеренно закачалась под ними.
Судя по блаженным вздохам Люды, ей нравится, все, что он проделывает с ней.

Оставьте комментарий