Дикая жизнь

Жить в однокомнатной квартире семье из трех человек очень неудобно и тесно. Особенно, если еще недавно они жили, как теперь кажется, просто в гигантской, трехкомнатной квартире и у Ани, тогда еще шестнадцатилетней девушки была своя комната.

Тогда она не придавала такой роскоши особого значения, но теперь, спустя полгода, в маленькой съемной квартирке, с еще совсем нестарыми родителями, оккупировавшими единственную комнату, а ей любезно выделившими раскладушку на кухне… Впрочем такое удаление не способствовало иллюзии относительно их ночного времяпровождения, что мешало спать и сильно раздражало.

Ей казалось что ее обделили, превратили в изгоя. Анюта хотя и была в курсе межполовых отношении, но не понимала собственно что в этом такого что ее превращают в домашнего изгоя лишь ради того чтобы они могли весело провести время наедине. До недавнего времени Анюте было грех жаловаться на жизнь. Родители ее зарабатывали неплохо, не мажоры, но хватало что бы дочурка не чувствовала себя нищенкой в школе. Но все закончилось в один прекрасный день, когда они узнали что их «горячо любимый» дядя, брат отца, умудрился продать их квартиру. Квартиру, на которую родители не один год гробили здоровье, работая на севере еще до рождения дочери.

Как ему это удалось, теперь занимаются соответствующие органы известные своей неторопливостью и поистине конфуцианским мировоззрением. Из квартиры их попросили «добросовестные покупатели». А львиная доля былого достатка родителей теперь съедала оплата съемного жилья и судебные расходы. Вдобавок еще дорогостоящее содержание кобеля породистой овчарки по кличке Дик. Исход дела не оставлял сомнений что жилье вернут, только открытым оставался вопрос — когда… Но этих причин было достаточно чтобы родители вдруг резко перестали потакать любым прихотям любимой дочурки.

И это было обидно, Анюта умом понимала что родители в общем то не виноваты, но все равно было обидно, просто обидно… что ей не могут купить модный костюмчик с сумочкой, что родители не смотря на такую трагедию все равно не унывают и совершенно ей не сочувствуют. а еще… о ужас!! начинают вспоминать: а у нас в твоем возрасте… не было сотового, не просто нового, а вообще сотового (а также костюмов, отдельной комнаты, компьютера… и тд) это опять же раздражало и злило. До кучи еще новая и модная школа, возле новой квартиры, с совершенно непонятным и дурацким графиком, где на занятия по какому то новому веянию было к десяти и учились в одну смену.

Лучше бы она по прежнему ездила в старую, которая хоть и на другом конце города, но зато родная и привычная. Она пыталась об этом поговорить с родителями, но они не понимают… Но при этом имеют наглость утверждать что они все понимают, что последний год в школе… что все незнакомые… и одноклассники и учителя… что тяжело… На самом деле они не понимают, ничего не понимают… А подруги?

А парни на которых она строила планы? Весь ее мир рухнул! А еще взвалили все заботы по уходу за Диком, этой здоровой зверюгой, и эта сволочь также пыталась оккупировать и без того крохотную кухню, явно подозревая что Анюта по ночам покушается на его миску. Все попытки выпихнуть его в прихожую, на его законное место ни к чему не приводили. А запах даже от ухоженной собаки, явно не аромат фиалок, что также совсем не способствовало спокойному сну и миру в неспокойной душе Анюты.

Однажды, темной январской ночью, она проснулась от небезуспешной попытки Дика протиснуть свою немаленькую тушку в маленькое пространство под раскладушкой.
— УУУ, тупая псина!!! мысленно взвыла она. Это было уже не первый раз.

Еще маленьким щенком, Дик, с попустительства хозяев, приобрел привычку обитать под кроватями, и не считал изменившиеся с тех пор размеры серьезным обоснованием для изменения своего образа жизни. Распластавшись подобно черепахе, он каким то удивительным образом умудрялся забираться под кровать. Если раньше, с кроватью, это не доставляло особых проблем, то теперь, с раскладушкой, эта его привычка просто выводила из себя.

Мало того что Дик обрывал сон всегда на самом интересном месте, так еще и приходилось подниматься чтобы выпихнуть его оттуда, спать дальше просто не представлялось возможным так как из-за его тушки середина раскладушки выпирала вверх и Анюта чувствовала себя лежащей на мини дыбе. А если дело было утром то вообще капец, отец как то кликнул его из комнаты, так этот мастодонт выскочил так, что отшвырнул в сторону и раскладушку и лежащую на ней 40-килограмовую девчушку. Тогда она сильно ударилась о столешницу стола, откинутую к стене, получив неслабый синяк под глазом.

И поэтому приходилось вставать, прерывая сладкий сон, поднимать раскладушку и выпинывать эту мерзкую тварь, чтобы получить еще несколько часов сна. А если в это время за стеной слышались скрипы и стоны, то приходилось терпеть, сворачиваться в клубок, на боку раскладушки или еще как то извращаться чтобы устроиться поудобнее.

А псина быстро сообразила что когда за спиной шумят из под раскладушки не гонят, и стала выбирать именно это время. Так было и в этот раз. За стеной скрипы и стоны, а псина под раскладушкой. Анюта лежала и пыталась медитировать и унять кипящую в душе злость на весь мир которые не дает ей просто поспать.

Спокойствие, просто спокойствие… Анюта мысленно все повторяла мантры, но пока не помогало. Я бабочка, цветочек, водный поток… Мне спокойно… Мне хорошо… Очень хорошо… Вдруг как то, совершенной неожиданно для себя, она поняла что ей на самом деле хорошо, более того, что ей эти звуки интересны. Почувствовала внутри себя какой то подъем. В памяти вдруг начали всплывать порнофильмы которые она смотрела из любопытства. Тогда они ее не впечатлили, но сейчас, вдруг виденные сцены начали накладываться на звуки из соседней комнаты и ей вдруг похорошело, кровь прилила к груди и между ног защипало. Она просунула руку между ног и почувствовала что там мокро. Для нее это были совершенно новые ощущения. Она начала гладить себя по всему телу под аккомпанемент звуков из соседней комнаты. Но вдруг звуки кончились, она продолжила себя гладить, но к ее сожалению волшебство пропало.

Утром ей было почему то стыдно смотреть в глаза родителям. Ей казалось что ночью было что то нехорошее и запретное, и было очень стыдно признаваться самой себе что ей это понравилось и более того… хочется еще!

С недельку она ходила загруженная тяжелыми думами и переживаниями о своем падении. Она знала что это называется мастурбацией, родители давно пытались ненавязчиво просветить ее в половых вопросах, но у нее возникло ощущение что это что то нехорошее. Вообще такое ощущение возникало у нее давно, еще в обсуждении с подругами различных пикантных вопросов. Аня никогда не разделяла горячего интереса подруг к межполовым отношениям. Мальчики конечно ее интересовали, но дальше чем «ах какая лапочка» не заходило. В то время как некоторые из подруг успели расстаться с девственностью, Аня по прежнему оставалась совершенно равнодушной ко всем различным половым вопросам. Но теперь стало иначе.

Ночью, когда Дик будил ее во время секса родителей, она сворачивалась в клубок и затыкала уши берушами. Теперь ее тяготили эти горячие, ночные переживания. И даже пообщаться было не с кем на эту тему. Близких подруг в новой школе после переезда не было, а ехать к старым далеко, на другой конец города, по телефону такое не обсудишь, по скаипу тем более. Анюта была продвинутой девушкой и знала про то, что разговоры в компьютере сохраняются, а папа ее хоть и не гении хакерства, но кое что в этом деле понимает и есть вероятность, что может наткнуться на то, что она хотела бы скрыть. Да и не настолько близкие подруги были, как оказалось со временем. Быстро выяснилось что они общались с ней лишь ради мальчиков, которых стаями влекло к Ане, но так как она всех динамила, они быстро переключались на подруг, чем те с радостью и пользовались.

Как то, сидя на скучном уроке и думая о своем, о девичьем, ее осенило. В голову пришла мысль что она все таки не единственная девушка на свете, и уж наверняка не исключительная. А значит ответы на ее проблемы можно поискать в интернете не задавая вопроса. Главное правильно и нейтрально составить запрос. Просто удивительно, почему она раньше об этом не подумала? Потому что раньше ей это было абсолютно безразлично, ответила она сама себе. Сразу после школы она включила комп и приступила к самообразованию. Информации оказалось море, неожиданно для себя она увлеклась, даже при чтении строгих научных статей у нее вдруг появлялось знакомое чувство теплой волны пробегающей по телу, и рука произвольно тянулась к соскам. А когда дошла до более откровенных рассказов, то теплая волна начала превращаться в вулкан, который все увеличивал и увеличивал давление не имея возможности выбросить куда-нибуть свою энергию.

Приложив усилие, она оторвалась, походила по комнате, немного успокоилась и с удовольствием продолжила читать дальше. Так как прямых запросов она не делала то получилось, что она получила очень большой обзор о сексе, отклонениях, отношениях, позах. Также внимательно ознакомилась и последствиях и болезнях, что несколько остудило острое минутное желание найти себе парня. Да и не было подходящих в ее окружении. В новой школе «лапочки» отсутствовали, а идти на какую-нибуть дискотеку страшно. Судя по зыркающим взглядам которые кидали на нее в школе одноклассницы, новенькой, красивой конкурентке запросто могут устроить «темную», по крайней мере в старой школе у них такое бывало… Так что в данный момент ее круг общения ограничивался только интернетом и самое главное что она для себя уяснила из него, так что мастурбация — это не плохо, не постыдно и даже полезно. Она поверила сразу, ей очень хотелось верить… Для начала решила попробовать еще раз.

Читайте еще историю:  Барон

Нашла на диске порнофильмы. Родители особо и не скрывали их наличия, полагая что их дочь взрослая и знает такие вещи и также логично полагая что при желании она может и сама скачать. Но как и раньше эффекта от их просмотра не было никакого. Она пыталась гладить себя и ласкать, даже разделась догола. Но единственное ощущение которое у нее возникло — это ощущение что она полная дура сидящая голая перед монитором и совершающая непонятные телодвижения. Тогда она попыталась, следуя советам некоторых статей раскрепостится, то есть сделать дома уборку в голом виде с открытыми шторами, приготовить ужин, сделать уроки. Но несмотря на все сделанное она ничего особого так и не почувствовала. Единственный полученный эффект — это квадратные глаза Дика, явно не понимающего странного поведения хозяйки. К вечеру настроение испортилось. Что с ней? Может она лесбиянка? Да вроде как общение с мальчиками ей приятно, если они не заходят дальше… Может она скрытая лесбиянка? А может вообще асексуалка?

Мысли крутились в ее голове подсказывая варианты один страшнее другого. Постепенно мысль за мыслью она убедила себя что она просто фригидна и долго очень сильно по этому поводу переживала.
Ночью ее как обычно разбудил Дик который услышав привычные звуки полез под раскладушку рассчитывая на безнаказанность.
УУУ тварь!! мысленно выругалась Анюта, когда горб раскладушки поднял ее в пояснице. Она начала шарить по подоконнику возле изголовья в поисках беруш, как вдруг ей пришло в голову что там, в соседней комнате делают то что она видела в порнофильмах. И не кто то незнакомый, а ее собственные родители! Она поймала себя на том что ей снова интересно, но на этот раз не стала бороться с собой а просто расслабилась, слушая звуки как музыку. Это быстро дало эффект и теплая волна пошла по телу, а рука сама собой без ее воли полезла между ног. Анюта почувствовала что бугор поднявший ее в пояснице как нельзя кстати, что ей очень удобно и очень хорошо, и что ее совершенно не мучают муки совести и стыда, и где то в дали промелькнула мысль что наверное она все таки и не фригидна.

Теплые волны накатывали все больше и чаще, Аня едва сдерживая стоны раздвинула ноги настолько широко что они свесились по обе стороны раскладушки, все тело чувствовало приближение развязки, финальный аккорд приближался все ближе и ближе, как вдруг совершенно неожиданно бугор опал. Это несколько отвлекло, но остановиться она не могла, стоны из соседней комнаты наполняли ее легкостью, и она даже начала тихонько постанывать в такт, как вдруг, совершенно неожиданно она почувствовала что то мохнатое между ног. Усилием воли приостановившись и посмотрев в ту сторону она обнаружила между ног любопытную морду Дика. Кровь ударила ей в голову и совершенно автоматически она лягнула прямо в бесстыжую мохнатую морду. Дик взвизгнул и отскочил прочь опрокинув раскладушку. Анюта упала ударившись о газовую плиту. В соседней комнате исчезли волшебные звуки и зажегся свет. Дверь открылась и появился завернутый в одеяло отец подслеповато щурившийся от включенного света.

— Что тут за грохот? обеспокоенно поинтересовался он. Анюта, прикрывшись одеялом и с заспанным видом сообщила:
— Это Дик! он опять залез под раскладушку! Я сколько просила что бы ты отучил его это делать! Я упала! Мне больно!
— А почему он вдруг рванул? И вроде визг его был… озадаченно поинтересовался отец.
— Я не знаю… обиженным тоном сказала Анюта. Я между прочим проснулась от горячей встречи с газовой плитой! А тебя интересует визг этой чертовой псины! Заберите его в комнату в конце концов! Я уже сколько раз просила! Чуть успокоившись добавила: У него бывает что шерсть в пружинки попадает… А он все равно лезет под эту чертову раскладушку!
— Понятно, вздохнул отец. Из-за шерсти в пружинках Дик и раньше повизгивал по этой причине, но на такие интимные моменты еще не выпадало…
— Дик! Иди сюда. Дик подскочил к отцу и он, запустив его в комнату закрыл дверь. Свет погас и в доме снова стало тихо. Анюта еще немного поерзала в постели, но волшебство ушло безвозвратно. Родители при Дике продолжать явно не собирались.
Чертова псина! подумала Анюта. Испортила кайф и мне и родителям… хотя… хотя завтра эти два кролика продолжат, и эта псина снова меня разбудит. Неожиданная мысль! А ведь Дик ей поможет получить то, что ей хочется завтра и в последующие разы. Хоть какая то от него будет польза! Поздравив себя с хорошей идеей Анюта спокойно заснула.

Как Анюта и ожидала, на следующий день проснувшись от возни под спиной она услышала знакомые скрипы. Проклятия в голове появлялись, но рука автоматически поползла к промежности, и на этот раз Дик ей не помешал. Волны все раскатывались по телу все сильнее и сильнее, пока вдруг она не почувствовала внутри сладостный взрыв и тело ее не выгнуло в конвульсии вверх. Не ожидавший такого поворота Дик, опять с грохотом выскочил из под раскладушки, но на этот раз не опрокинул ее, за что Анюта испытала просто прилив любви к нему. Скрипы за стеной стихли, но никто не вышел. Анюта полежав немного счастливо заснула.
Наутро после завтрака отец хмуро рассматривал раскладушку. дернул собачии волосы застрявшие в пружинке.
— Надо что то придумать с этим. А что то уже которую ночь он будит по ночам своим визгом. Это тебе в школу к десяти, А нам с мамой с утра на работу. Ага! Спали просто богатырским сном! ехидно подумала про себя Анюта. У нее возникло ощущение что Дик ей по ночам больше мешать не будет, но вслух сказала:
— Я давно прошу что ты его приучил спать нормально на своем месте, или забирали к себе в комнату.
— Мы не берем его в комнату чтобы он приучался спать на своем месте! В прихожей! И поэтому в комнату его брать не будем. А ты должна следить чтобы он там и спал, ты ближе и ты больше всех канючила собаку.
От такой наглости у Анюты перехватило горло.
— Я кошку просила!
— Да?
— Это ты сам хотел собаку!
— Все равно, ты должна уметь ее воспитывать, когда нибуть у тебя будут собственные дети, и их тоже надо будет воспитывать. Воспитание собаки тебе даст хороший урок для будущей взрослой жизни. Парировать было нечем. Какой удобный универсальный аргумент. Я старше, значит я прав, угрюмо подумала Анюта. В этом и заключается основной урок.
— Хорошо папа…
— Ну и ладненько! Давай пока, веди себя хорошо.
Папа чмокнул Аню в щечку и выпрыгнул в коридор крикнув: Дорогая! Ты скоро?
— Все, все я уже готова, выхожу, откликнулась мама, пока доченька!
— Пока мама!
С тех пор завелся новый распорядок. Дик ночью будил Аню, и она получала удовольствие наравне с родителями. Настроение ее улучшилось, она стала более приветливой, менее агрессивной. Родители радовались глядя на нее и списывали на то что она наконец то адаптировалась в новой школе. Но по ночам любопытный Дик все порывался засунуть морду ей между ног. Теперь у Анюты уже не нравилось что он вылазит и она теряет такой удобный для онанизма бугор, но она решила эту проблему с помощью почерпнутых из интернета сведении и подушки. Но вот любопытный Дик постоянно сующий морду не в свое дело… особенно часто он пытался сунуть ее Ане между ног. С этим еще можно было бы как то смириться, но однажды он взял и лизнул ТАМ, подавить рефлекс двинуть его ногой был очень силен. Но Анюта удержалась, и вдруг совершенно неожиданно почувствовала что ей понравилось. Она ждала еще, Дик лизнул еще раз и отвернулся. Желание продолжать как то резко пропало и Ане стало неожиданно стыдно. Это было очень неприлично, но подумав немного, она успокоилась. Она уже вычитала что нет ничего плохого приносить себе удовольствие нестандартным способом, и теперь окончательно убедила себя что это так. Удовольствие в эту ночь получить не удалось, сексуальное желание пропало, а проснувшийся и разогревшийся организм требовал выхода энергии. Анюта с трудом смогла себя успокоить и наконец, под утро еле-еле удалось заснуть.

Утром дождавшись ухода родителей, она первым делом решила опробовать ночную идею. Она уже слышала про кунигулус и за бессонную ночь успела убедить себя что нет ничего плохого если это сделает пес. Какая разница кто будет лизать? язык он и есть язык… Вот только как объяснить собаке что именно надо делать? Немного подумав взяла сосиску. Сосиска на ощупь оказалась холодной.
Надо бы согреть… пришла в голову мысль, а лучше сварить. Она так и сделала. Сварив и остудив сосиску, она сняв трусики села на диван, раздвинула ноги и позвала Дика.
— Смотри Дик! Сосиску, хочешь? Тогда должен лизать. Лижи, лижи. Она помахала сосиской перед его носом. Молниеносное движение и… Ам! и сосиски нету, блин! Эта скотина просто сожрала сосиску. Пришлось идти варить снова, но на этот раз сразу штук пять, с запасом.
— Дубль два Дик! Она разделась и положила кусочек между ног, Лижи! Дала команду она, Дик аккуратно слизнул кусочек. Дело пошло… немного терпения, пяток сосисок, пес быстро понял что от него требуется, и спустя пятнадцать минут Аня лежала на диване раздвинув ноги, а неутомимый Дик ласковым и быстрым язычком бегал по ее промежности заставляя девушку уноситься на волнах удовольствия.

Читайте еще историю:  Истории из моей жизни - 4. Лучшая подруга. Большие перемены

Дик полностью оправдал ее ожидания. Это стоило пяти сосисок, довольно подумалось Ане. Теперь Анюта могла расслабляться не только по ночам, но и утром перед школой. Это стало ритуалом. Только родители за дверь, тут же проводив их, накидывала на дверь цепочку (родители пару раз возвращались за забытым телефоном или ключами, заставляя подпрыгивать ее с родительского дивана не хуже заправского гимнаста). Она звала Дика, плюхалась на диван и давала команду. Пес вылизывал ее киску, а она лежала млея от удовольствия. После полученного довольствия, она в приступе нежности обычно целовала Дика в нос и начинала собираться в школу. Спустя несколько месяцев она настолько втянулась что ей все происходящее казалось логичным и естественным. Ей больше не было стыдно за грязные делишки которые она творила оставалась одна дома. Человеку вообще свойственно оправдывать то, чем ему нравиться заниматься, и придумав это оправдание, он считает свое занятие естественным и не видит в нем ничего плохого.
— Что такого? размышляла она сидя на дурацком уроке логики и психологии. Учитель, студент-практикант сказал им изучайте главу три, а сам уткнулся в телефон. Глава была размером две страницы и после ее прочтения стало скучно, а скучные уроки очень хорошо располагают к самокопающим размышлениям. — Ну, лижет песик, некоторым руку лижет, а мне другое место… Какая разница? Успокаивала она себя. Не трахаюсь в конце концов же я с ним. Вот если бы я с ним трахнулась… Аня на секунду представила себе эту сцену, и вдруг ее от этой мысли резко бросило в жар. Фу! Какая гадость! Но картинка внезапно возникла в голове снова. Она как наяву представила тяжесть навалившегося на нее тела, как что то проникает в ее сочащееся соками влагалище. Картинка была настолько яркой что Аня почувствовала что у нее резко участился пульс, ее бросило в жар и лоб покрылся испариной.

Аня подняла голову и осторожно оглядела всех вокруг. Ей на секунду показалось что все увидели ее мысли и теперь уставились на нее как на экспоната кунсткамеры. Но все сидели спокойно, и на нее никто не обращал внимания. Аня вздохнула с облегчением, так и параноиком можно стать… но… Трахнуться с Диком… эта мысль вдруг неожиданно засела в ее голове и выкинуть ее никак не получалось. Про зоофилию она слышала, но теперь эта мысль уже не казалась ей отвратительной. Картинка возникла еще раз, и еще. Она честно отгоняла эту мысль, но задумываясь об все чаще и чаще, она поняла что теперь старые игры уже не принесут былого удовольствия. И все чаще при мысли об этом она чувствовала это странное возбуждение. Она прекрасно понимала что это совсем нехорошо и совсем неправильно, но именно эта запретность ее возбуждала, но все равно это было неправильно! Но запретные мысли как черви потихоньку проточили барьеры в ее головке и она решилась… Надо пробовать! Пока не попробую не узнаю. А что такого? Забереметь не смогу, а Дик никому не расскажет. Последняя мысль показалась забавной и она хихикнула. Учитель оторвался от телефона и оглядел класс. Обнаружив там только каменные лица учеников, забил и уткнулся обратно в свой гаджет.
— Ты чего? Тихонько толкнула ее в бок соседка по карте…
— Потом расскажу, также шепотом отмазалась Аня, лихорадочно начиная вспоминать, какой анекдот будет к месту в данной ситуации. А то ведь не отвяжешься.
Придя домой после школы и заперев дверь на цепочку приступила к реализации плана. Для начала попыталась возбудить пса помассировав ему между ног. Получилось не сразу, но в скором времени у Дика вывалился здоровый красный член. Помяв его в руках Анюта почувствовала возбуждение, это были для нее совершенно новые ощущения. Ей никогда не приходилась держать в руках ничего подобного. Он был такой горячий, приятно упругий. Ощущения были необычные, она даже не представляла с каким материалом это можно сравнить. Она сначала погладила, его, потом начала мягко мять. Дик просто стоял вывесив язык, и не сопротивлялся. Поиграв в свое удовольствие с членом, помяв его, она совершенно неожиданно для себя взяла его в рот. Член пса был теплый и чуть влажный, сразу вспомнилась игра «тренажерчик Чупа-Чупс» и она мягко, ласково начала его ласкать языком, как вдруг член Дика резко утолщился и он кончил.
— Черт! Ковер! мелькнула мысль которая пришла в голову практически одновременно с собачей спермой. За долю секунду нашелся только один выход из положения, и она начала поспешно глотать. Почувствовав что больше не течет, схватила рубашку и вытерла ему член насухо, Дик взвизгнул и отскочил. Слишком грубо вытерла, все таки как она слышала, довольно нежный орган, подумалось ей и тут до нее дошло что только что было.
— Ой, а что будет? я же ее выпила… ее начало трясти… она сосала псу! и выпила все его кончину! паниковала она… Аня в панике забегала по комнате. Пробежав пару кругов ринулась к аптечке в прихожей и начала вытаскивать все лекарства, сама не понимая что она ищет. Спустя пару минут мандраж прошел и вернулась способность здраво мыслить.
— Так! Вслух подумала она останавливаясь. Во первых, в целом было интересно, во вторых, сперма не ядовита, и мне ничего не будет. Аня запихнула лекарства обратно в аптечку и закрыла ее. В третьих! Я никому об этом не расскажу, Дик тем более.
Восстановив душевное равновесие Анюта решилась на продолжение эксперимента. Хотя сперму Дика она высосала аккуратно не испачкав ничего вокруг, но стало ясно что это ей повезло, поэтому для начала она полностью разделась чтобы ничего не испачкать. Повторно возбудив пса Аня легла спиной на диван и подманив пса попыталась затащить его на себя. Дик упорно не хотел понимать что от него требуется, а удержать его силой было просто невозможно физически. Пока с ним возилась, все настроение пропало, и Анюта продолжала чисто из упрямства. Наконец ей удалось направить его член в себя, и пес неожиданным рывком вдруг вошел в нее. Почувствовав острую боль внизу живота Анюта резко вскочила из подо пса.
— ЧЧЧерт! черт! Черт! до нее вдруг дошло что она уже не девственница. Дура, дура, дура! мысленно причитала она, надо же быть такой дурой! Легла под собаку! Она растеряно начала ходить из комнаты в кухню, и обратно, даже забыв одеться. Что делать? И где была моя голова? Горестный ход ее мыслей прервал будильник известивший что пора делать уроки. Но Ане было не до уроков. Она продолжила голышом метаться по квартире, кляня свою глупость. После десятка кругов, она остановилась, набрала полные легкие воздуха и задержав дыхание попыталась успокоиться.
— Так, так, так… что делать? Начала вслух размышлять она. Она давно заметила, что озвучивание задачи вслух, успокаивало ее и заставляло сконцентрироваться на проблеме. Сначала надо делать более простые дела, потом более сложные. У нее сложная проблема, уроки — более простая задача. Сначала сделаем уроки, потом будем думать. Решительно одернув себя, таким образом она пошла за учебниками.
За привычным делом Анюта удалось отбросить переживания. Тогда же пришло и решение проблемы. Обратно ничего не вернешь, и про это знает только она и Дик. А значит можно про это просто не вспоминать. Хорошая идея. Да! Так и надо сделать! Лучше всего про это забыть и не вспоминать! И одеться до прихода родителей!
С пару недель она не подпускала к себе Дика, ни днем, ни ночью. Будучи разбуженной псом под скрипы из соседней комнаты она снова затыкала уши берушами и пыталась заснуть. Но время шло, воспоминания угасали, впечатления поблекли и переживания постепенно таяли как утренний сон.

Негативные переживания тают быстрее чем радостные, и Аня все чаще вспоминала приятные моменты, и практически выкинула из головы неприятный шок неудачного опыта. Все чаще и чаще возвращаясь мыслями к произошедшему она постепенно убедила себя что в общем то ничего страшного не произошло, а потом развивая тему, в голову начали закрадываться мысли, что целку то уже не вернешь, а раз не вернешь то можно и продолжать, хуже то уже ничего не будет. А если замкнуться в себе, так и целка не вырастет заново, и новых ощущении не узнаешь. Мысли эти заполняли ее голову все больше и больше и наконец она снова ощутила знакомое волнение внизу живота. Привыкшее к регулярной разрядке тело все чаще и чаще начало напоминать о своих желаниях и потребностях. В сны начали приходить сцены секса, сначала мутные и не разборчивые, в основном сцены из виденных ею порнофильмов, но со временем они обрастали все более яркими подробностями и ощущениями. Дошло до того что начала просыпаться по ночам от того что в трусиках становилось совсем мокро и некомфортно. Во снах ее половые партнеры становились все волосатее и под конец чуть ли обезьяны с человеческими лицами. Аня пыталась бороться с собой, но не попытки завести себе хобби, не попытки мастурбации не смогли утихомирить горящий пожар внутри нее и, проснувшись, очередной раз ночью, она решилась. Надо попробовать, и прямо сейчас пока решимость не растаяла. Ее трясло от волнения и мысли что она собирается сейчас сделать. Она вскочила с раскладушки, скинула ночнушку, мокрые трусики и приготовилась к рывку в неведомое, и тут вспомнила про беруши. Вынув их из ушей прислушалась. Было тихо. Скрипы и стоны если и были, то давно закончились. Предпринимать что либо сейчас было бы палевно, но она решила не отступать. Она понимала, если отступит сейчас — то уже не решиться завтра. И вообще долго не решиться, и ее снова ждет мучение выбора правильно-неправильно, мучительные сны и изнывание от горячего желания, опять будут мерещиться фаллические символы где не попадя… Куй железо пока горячо! Но что делать? Мысль пришла быстро — выйти в подъезд.

Читайте еще историю:  Минет в зале

Сейчас ночь и там им никто не помешает. Разгоряченная, текущая и пьяная от осознания собственной развратности она тихо открыла дверь и вышла в подъезд. Прохлада ударила по всему ее телу и тут до нее дошло что на ней ничего нету кроме тапочек на ногах и цепочки с ключами в руке, но боясь остановиться она позвала Дика и закрыла за собой дверь. Спустившись на площадку между этажами, присела на корточки, одела цепочку с ключами на шею и начала массировать Дику член, дождавшись прихода его в боевую готовность начала его подрачивать и когда Дик начал подергивать задницей встала на четвереньки. Трах! Дала команду ему, и неожиданно для нее Дик понял все сразу, и тут же запрыгнул на нее, войдя в цель с первой же попытки и навалившись всем весом. Ее половые губки раздвинулись впуская его в тесное влагалище. Анюта из-за всех сил уперлась руками чтобы удержать его вес и он, обняв ее передними лапами начал с неторопливо двигаться в ней. Поначалу, когда она ощутила как между ее половых губок пытается пролезть что то огромное ей показалось что он сейчас ее разорвет, и даже мимолетно успела пожалеть об этом, но ее влагалище быстро приспособилось, и внутри нее возникло приятное чувство небольшого растяжения. В то же время она согрелась от обнимающего ее со спины мохнатого пса, и ей стало тепло и хорошо. Горячий поршень плавно вошел на всю ее глубину, и ей показалось что он даже уперся во что то внутри, и тут же плавно поехал назад. Влагалище радостно стягивалось вслед за уходящим неожиданным гостем, но он тут же вернулся назад, ушел и снова вернулся и снова и снова. Анюта чувствовала как обнявший ее со спины пес плавно и ритмично загоняет свои член сзади соприкасаясь с ее задницей своим меховым тазом. Ритмичные плавные движения немножко ускорившись начали быстро погружать в транс и она начала чувствовать что вот вот кончит. Волна блаженства шла сзади с каждым толчком отдаваясь в голове где накапливалась и накапливалась да тех пор пока ее не захлестнул всепоглощающий оргазм.

Ей казалось что она взлетела к небесам. Ее тело конвульсивно дернулось, руки перестали ее держать и она опустилась лицом и грудью на холодный бетонный пол. Она не соображала сколько это продолжалось но когда она пришла в себя Дик все еще продолжал усердно работать над ней. Лежать на бетоне было холодно, и ее грудь казалось превратилось в ледышку. Она снова поднялась на руки и тут же об этом пожалела. Ее влагалище видимо растянулось уже до достаточных для Дика размеров, и поэтому он вдруг резко ускорился. Аня почувствовала быстрые и сильные удары сзади. Внутри ее казалось начал ходить поршень, быстро быстро как на макете двигателя которого им показывали на физике. На весь подъезд начали раздавались хлюпающие звуки, звеньканье мотающихся ключей и тяжелое, горячее дыхание Дика. Ее трясло с такой силой что казалось сейчас грудь, к которой вернулась чувствительность оторвется и улетит.
— Пес… в голове как заезженная пластинка, по кругу крутилась одна единственная мысль, меня трахает… мои… собственный пес…
Дик свесил свою огромную голову с через плечо и его шерсть попадала ей в рот. Аня попыталась отплевываться, но сотрясаемая сильными ударами чуть не прикусила себе язык. Девушке было тяжело, на нее навалилась огромная масса мохнатого тела, между ног и внутри было непривычное скоростное движение и все ее тело было мокрым от напряжения.

Ей стало ясно что она сейчас упадет снова, но уже от усталости. Как вдруг Дик резко остановился, и Анюта вздохнула с облегчением, но стоило только ей расслабиться как ощутила как внутри что то набухает, она вспомнила про собачий узел. Она попыталась вырваться но пес крепко держал ее своим весом и передними лапами и ей пришлось покориться. Его член начал распирать ее изнутри и при этом Дик пытался пропихнуть его еще глубже. Аню трясло, промежность горела огнем, ей казалось что в нее засунули сдутый мяч и теперь его накачивают. Это было очень необычно и приятно. Мячик накачивался толчками и в такт этим толчкам по телу начали прокатываться волны удовольствия. Она снова плюхнулась грудью на пол. Яростно теребя клитор одной рукой, второй схватила Дика за ошейник, чтобы было во что упереться и начала сама насаживаться на член, пока ее не захлестнула вторая волна оргазма. Ее буквально выгнуло дугой и Дик чтобы удержатся наступил ей на спину своими лапами, прижав Аню к холодному полу. Придя в себя и отдышавшись, она с трудом преодолев давление Дика снова встала на руки и смирно стояла в ожидании пока пес ее не освободит. В голове не было никаких мыслей, только зияла такая пустота что казалось, что тяжелое, с присвистом дыхание Дика отражается многочисленным эхом от стенок черепа. Через пару минут, Дик, уперевшись лапами в ее спину сильно дернул тазом назад, и с громким чпоканьем выдернул свои агрегат из девушки.
Она почувствовала что из нее, прямо из глубины ее внутренностей, буквально с корнем вырывают что то, что стало уже частью ее. Что то, без чего она уже обходиться не сможет. На пол из Ани хлынули потоки спермы.
Она встала, ее все еще трясло от пережитого. Из промежности вытекала сперма и собиралась лужицей на полу. Она немного постояла на месте дожидаясь пока не вытечет побольше. В подъезде было по прежнему тихо и сумрачно. Тишину нарушало только шумное дыхание уставшего Дика и тихий плеск капель падающих из Ани в лужу у нее между ног. Постепенно ее жар начал спадать и мокрое от пота тело снова ощутило прикосновение прохлады подъезда. Аня чувствовала себя расслабленной как после бани и опустошенной. Между ног тем временем перестало капать и была уже непривычная пустота, и ей снова захотелось как то ее заполнить. Дик начал тем временем вылизывать ее киску. На Аню внезапно навалилась сильная усталость, не физическая, а скорее нервная. Адреналин схлынул, гормоны утихли, горячка спала, и она почувствовала что начала замерзать. Поэтому просто потрепала Дика по голове и двинулась домой. Заведя пса, рухнула в свою раскладушку, сразу же уснув. В душ идти ночью не рискнула, да и сил уже не оставалось. Но она точно знала, это надо повторить.

Утром, проснувшись, сначала ей показалось что все это ей приснилось, но между ног почувствовалась застывшая корочка чего то. Собачья сперма, услужливо подсказала ей память. Она вскочила, схватила одежду и запрыгнула в душ. За стеной зашевелились, поднимаясь, родители. Успела! Голова у нее слишком забита произошедшим, чтобы еще фантазировать для матери почему она голая и в чем то перемазанная. Когда она вышла, раскладушку уже убрали и разложили кухонный стол, и вся семья села завтракать. После завтрака Аня сразу же наткнулась на строгий взгляд мамы.
— Анечка, заговорила мама тоном не предвещающим ничего хорошего.
— Почему у тебя вся постель перепачкана? У Ани сердце замерло и с глухим стуком рухнуло вниз.
— Откуда ты столько грязи набрала?
— Ннезнаю… промямлила в ответ Аня.
— Зато я знаю! Ты что ноги не мыла? Я видела, ты опять вчера ходила босиком, без тапочек. А с учетом того что твои папа не моет лапы Дику, это тоже самое что ходить босиком по улице! А ложиться с грязными ногами… Ты же девушка! Ты должна быть аккуратной!
— Ну… я пол каждый день мою… И я душ принимала…
— И ты пол моешь каждый раз после возращения Дика с прогулки? От этого пса столько грязи! Поэтому дома ты должна ходить в тапочках!! И душ надо непосредственно перед сном принимать, это и полезно и ноги чистые будут. И вообще, как это надо вертеться в кровати чтобы всю простыню перепачкать? Аня тут же вспомнилась как ночью она валялась всем телом на полу в подъезде и Дик… Фуф! Речь идет об обычной грязи! Это вина Дика. И вообще, раз это Дик ее в пол вбивал пускай он и отдувается!
— Мама! Ну что ты говоришь? Это Дик! Ему лапы вчера не мыли!
— Как Дик мог перепачкат

Оставьте комментарий